Жалоба на действия пристава по аресту имущества — Юридический статус

Верховный суд РФ разъяснил, какие действия приставов могут оказаться незаконными

МОСКВА, 17 ноября. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России разъяснил, какие действия судебных приставов-исполнителей могут быть признаны незаконными. Об этом говорится в принятом постановлении пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

«Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства», — подчеркнул пленум. Например, незаконным может быть признано бездействие пристава, выяснившего отсутствие у должника каких-либо денежных средств, но не совершившего всех необходимых действий по выявлению другого имущества (в частности, не направил запросы в налоговые органы, в органы, осуществляющие госрегистрацию имущества и прав на него, и т.д.).

Нехватка кадров — не оправдание

«Не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение сроков исполнения исполнительных документов, обстоятельства, связанные с организацией работы структурного подразделения службы судебных приставов, например, отсутствие необходимого штата судебных приставов- исполнителей, замена судебного пристава-исполнителя ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления его полномочий», — говорится в рекомендациях судьям.

Пленум отметил, что судебный пристав не вправе удовлетворить ходатайство о временном ограничении на выезд должника из РФ одновременно возбуждением исполнительного производства — до истечения срока для добровольного исполнения и до получения данных о том, что должник знает о возбужденном в отношении него исполнительном производстве и уклоняется от добровольного исполнения

Арест имущества должен быть соразмерен долгу

Отсутствие у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, влечет за собой окончание исполнительного производства только при условии, что судебный пристав-исполнитель принял все допустимые законом меры по поиску такого имущества и они оказались безрезультатными.

«Арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен объему требований взыскателя, — говорится в постановлении.

Например, арест несоразмерен в случае, когда стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу при наличии другого имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание. В то же время такой арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности».

Рассрочка в выплатах не должна нарушать право на исполнение решения

При предоставлении отсрочки или рассрочки в выплатах «судам необходимо обеспечивать баланс прав и законных интересов взыскателей и должников таким образом, чтобы такой порядок исполнения решения суда отвечал требованиям справедливости, соразмерности и не затрагивал существа гарантированных прав лиц, участвующих в исполнительном производстве, в том числе права взыскателя на исполнение судебного акта в разумный срок», — пояснил пленум.

Кто компенсирует ущерб от незаконных действий приставов

Если незаконные действия или бездействие приставов причинили ущерб, он должен компенсироваться за счет бюджета и самого виновника. «Постановления, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя и иных должностных лиц ФССП России могут быть оспорены в суде как сторонами исполнительного производства (взыскателем и должником), так и иными лицами, которые считают, что нарушены их права и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению ими прав и законных интересов либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность», — пояснил пленум ВС. Предъявлять в суд жалобы на приставов могут и госорганы, администрирующие доходы в бюджет через исполнительное производство.

Ответчиком по жалобе выступает судебный пристав, чьи действия оспариваются, а при прекращении его полномочий — тот, кто его заменил, если полномочия не передавались — старший судебный пристав. К участию в деле необходимо привлекать территориальный орган ФССП России. При этом отмена вышестоящим должностным лицом оспариваемого постановления пристава во время рассмотрения дела судом не может служить основанием для прекращения производства по делу, если его применение привело к нарушению прав, свобод и законных интересов истца.

Подавший иск о возмещении вреда бездействием пристава не должен доказывать то, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание, «если в ходе исполнительного производства судебный пристав- исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными».

В то же время, пояснил пленум ВС, «отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника».

В случае удовлетворения иска к приставу Российская Федерация в лице ФССП в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества — с лица, которому имущество передано на хранение, при использовании недостоверной оценки имущества должника; если эту оценку производил оценщик, — с оценщика, и т.д. «ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда», — отметил пленум.

Дело N33аа-133/2017. О признании незаконными постановления о наложении ареста на имущество, акта о наложении ареста (описи) имущества, акта изъятия имущества.

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

от 14 февраля 2017 г. по делу N 33аа-133/17

Судья: Краснова Т.М.

Судебная коллегия по административным делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Сицинской О.В.,

судей Брянского В.Ю., Фомина М.В.,

при секретаре М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы дела по апелляционной жалобе с дополнениями к ней Ц. на решение Невинномысского городского суда Ставропольского края от 20 сентября 2016 года по административному делу по административному исковому заявлению Ц. к старшему судебному приставу Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Я., судебным приставам-исполнителям Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф., Г.Д., Г.Т., УФССП России по Ставропольскому краю о признании действий незаконными, о признании постановления о наложении ареста на имущество, акта о наложении ареста (описи) имущества, акта изъятия имущества незаконными, подлежащими отмене.

Заслушав доклад судьи Брянского В.Ю., судебная коллегия

Ц. обратился в суд с административным исковым заявлением к старшему судебному приставу Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Я., судебным приставам-исполнителям Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф., Г.Д., Г.Т., УФССП России по Ставропольскому краю о признании действий незаконными, о признании постановления о наложении ареста на имущество, акта о наложении ареста (описи) имущества, акта изъятия имущества незаконными, подлежащими отмене.

В обоснование административного иска Ц. указал, что 29 июля 2016 года судебный пристав-исполнитель Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. в рамках исполнительного производства о взыскании задолженности по кредитным платежам с Ц. в пользу ОАО «Сбербанк России» произвел арест и изъятие принадлежащего ему на праве собственности имущества — автомобиль грузовой бортовой с манипулятором марки ISUZU GIGA, государственный регистрационный знак K 095 TP 26, идентификационный номер (VIN) отсутствует, 1989 года выпуска, двигатель N 145600, шасси (рама) N CYM82V13000037, кузов (коляска) отсутствует, цвет зеленый, паспорт транспортного средства серия 25 MP N 450860, выдано 12 августа 2008 года, свидетельство о регистрации транспортного средства серия 26 УМ N 189547.

Административный истец считает, что при наложении ареста на имущество должника судебным приставом нарушены нормы Федерального закона «Об исполнительном производстве», а также его права, как собственника арестованного имущества, поскольку указанный автомобиль не является залоговым имуществом ОАО «Сбербанк России», транспортное средство является единственным источником дохода должника.

Административный истец просил суд: признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. по наложению ареста на автомобиль и его изъятию; признать незаконными и подлежащими отмене постановление о наложении ареста на имущество должника от 29 июля 2016 года, акт о наложении ареста (описи имущества) от 29 июля 2016 года на вышеуказанный автомобиль.

В ходе рассмотрения административного иска, в качестве соответчиков привлечены старший судебный пристав Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Я., судебные приставы — исполнители Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Г.Д., Г.Т. Принят отказ Ц. от административных исковых требований в части возложения на административных ответчиков обязанности вернуть изъятый автомобиль, производство в указанной части прекращено.

Решением Нефтекумского районного суда Ставропольского края от 18 ноября 2016 года в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе с дополнениями к ней Ц. просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении административных исковых требований в полном объеме. Считает решение суда незаконным, необоснованным в связи с нарушением норм материального и процессуального права, неустановлением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Наложение ареста и изъятие иного имущества, не являющегося заложенным, являются незаконными. Акт ареста не содержит указания на то, что арест производится в обеспечение исполнения исполнительного документа.

Возражений на апелляционную жалобу не поступило.

Ц., его представители А., В., представители УФССП России по Ставропольскому краю, Невинномысского городского отдела судебных приставов, ПАО «Сбербанк России» в суд апелляционной инстанции не явились, будучи извещенными о месте и времени рассмотрения дела судом апелляционной инстанции. Сведений об уважительности причин неявки, ходатайств об отложении слушания дела не представили.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает, что оснований для отложения дела не имеется, в соответствии со ст. ст. 150 , 307 КАС РФ судебная коллегия находит возможным рассмотреть настоящее дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

В соответствии с ч. 1 ст. 308 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы с дополнениями к ней, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно статье 12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель, в том числе принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Одним из принципов осуществления исполнительного производства в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Федерального закона от 02 октября 2007 года 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» является своевременность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

В силу пункта 1 статьи 36 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства, за исключением требований, предусмотренных частями 2 — 6 настоящей статьи .

Положения статей 64 , 68 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предоставляют судебному приставу-исполнителю право совершать целый ряд исполнительных действий и принимать меры принудительного исполнения требований исполнительного документа.

Статьей 80 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. При этом, судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника.

Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества).

Акт о наложении ареста на имущество должника (опись имущества) подписывается судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение указанное имущество, и иными лицами, присутствовавшими при аресте. В случае отказа кого-либо из указанных лиц подписать акт (опись) в нем (в ней) делается соответствующая отметка.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 25 августа 2015 года исполняющим обязанности судебного пристава — исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. на основании исполнительного листа N 2-2200 от 17 августа 2015 года, выданного Невинномысским городским судом Ставропольского края, возбуждено исполнительное производство N 42858/15/26024-ИП в отношении должника Ц., предмет исполнения: задолженность по кредитным платежам (кроме ипотеки) солидарно в размере 13315371, 55 рублей в пользу ОАО «Сбербанк России».

Должнику установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа с момента получения должником копии настоящего постановления.

25 августа 2015 года исполняющим обязанности судебного пристава — исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. на основании исполнительного листа N 2-2200 от 17 августа 2015 года, выданного Невинномысским городским судом Ставропольского края, возбуждено исполнительное производство N 42853/15/26024-ИП в отношении должника Ц. с предметом исполнения: обращение взыскания на заложенное имущество в пользу взыскателя ОАО «Сбербанк России».

В июле 2016 года взыскателем ПАО «Сбербанк России» отозван исполнительный документ с предметом исполнения: обращение взыскания на заложенное имущество.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. от 29 июля 2016 года в рамках исполнительного производства N 42858/15/26024-ИП произведен арест имущества должника.

Факт принадлежности арестованного автомобиля Ц. самим собственником автомобиля в ходе совершения исполнительных действий не оспаривался, каких-либо возражений относительно данных обстоятельств им не заявлено.

Во исполнение указанного постановления актом от 29 июля 2016 года судебным приставом — исполнителем Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. наложен арест на автомобиль грузовой бортовой марки ISUZU GIGA, государственный регистрационный знак K095 TP26, предварительной стоимостью 600 000 рублей, без права пользования, о чем составлен Акт о наложении ареста (описи имущества) и произведено изъятие автомобиля, о чем также составлен соответствующий акт.

Из акта о наложении ареста (описи имущества) от 29 июля 2016 года следует, что производство описи и ареста имущества должника произведено судебным приставом-исполнителем с участием понятых, которым были разъяснены права и обязанности, предусмотренные статьей 60 Федерального закона «Об исполнительном производстве «, с участием должника Ц., которому разъяснены его права и обязанности, предусмотренные частью 5 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве «, а также с участием ответственного хранителя, которому передано арестованное имущество. В указанном акте с достаточной полнотой указаны необходимые данные арестованного имущества. Заявлений и замечаний по составлению Акта от лиц, участвующих при его составлении, не поступило.

Постановлением судебного пристава — исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Ф. от 29 июля 2016 года ответственным хранителем арестованного имущества назначен ООО «Армавирский ОРС» (Краснодарский край, Армавир, улица Энгельса 101), арестованное имущество передано ответственному хранителю Г.Н. по акту передачи на хранение арестованного имущества. Ответственный хранитель назначен в соответствии с требованиями части 1 статьи 86 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229- ФЗ «Об исполнительном производстве «. Нарушений в назначении ответственного хранителя арестованного имущество не установлено.

12 сентября 2016 года взыскателем ПАО «Сбербанк России» отозваны исполнительные документы, выданные на основании решения Невинномысского городского суда Ставропольского края от 04 марта 2015 года, в том числе по исполнительному производству N 42858/15/26024-ИП.

Постановлением судебного пристава — исполнителя Невинномысского городского отдела судебных приставов УФССП России по Ставропольскому краю Г.Т. от 14 сентября 2016 года исполнительное производство N 42858/15/26024-ИП окончено, исполнительные лист возвращен взыскателю.

Судебным приставом — исполнителем Г.Т. постановлением от 14 сентября 2016 года снят арест на имущество должника — автомобиль грузовой бортовой, наложенный в ходе исполнительного производства, арестованное имущество возвращено должнику.

Административным истцом не представлено доказательств нарушения его прав, постановление о наложении ареста на имущество должника Ц. вынесено судебным приставом-исполнителем в пределах полномочий, действия судебного пристава — исполнителя по наложению ареста на имущество и его изъятие совершены в соответствии с требованиями Федерального закона «Об исполнительном производстве».

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к верному выводу об отказе в удовлетворении административных исковых требований, решение суда является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

Доводы апелляционной жалобы с дополнениями к ней не содержат новых обстоятельств, которые не были бы предметом обсуждения судом первой инстанции и не могут быть признаны состоятельными, поскольку сводятся по существу к иной оценке установленных по делу обстоятельств, представленных доказательств, и направлены на иное толкование норм материального права, что не отнесено ст. 310 КАС Российской Федерации к числу оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 308 — 311 КАС РФ, судебная коллегия

решение Невинномысского городского суда Ставропольского края от 20 сентября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Незаконные действия судебных приставов. Разъяснения ВАС РФ

На днях Пленум Высшего Арбитражного Суда опубликовал постановление “О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве”, в котором дал ряд важных разъяснений относительно законности тех или иных методов работы судебных приставов и их действий, предпринимаемых в ходе исполнительного производства.

В частности, в Постановлении Пленума ВАС РФ №27 от 16 мая 2014 года рассматриваются особенности применения ареста имущества как меры по обеспечению иска и исполнения судебного акта. Ни для кого не секрет, что применяя арест, приставы зачастую злоупотребляют своими правами, по собственной инициативе изымая имущество у должников и увозя его в неизвестном направлении.

С точки зрения ВАС РФ, подобные действия являются противозаконными и нарушают права граждан. В соответствии с нормами законодательства движимое и недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается судебным приставом-исполнителем под охрану или на хранение должнику или членам его семьи на безвозмездной основе; лицам, с которыми территориальным органом ФССП России заключен соответствующий договор, — на возмездной основе, а также в ряде случаев и самому взыскателю.

При этом, как отмечает Пленум, наложение ареста в качестве обеспечительной меры само по себе не предполагает установление судебным приставом-исполнителем дополнительных ограничений, не поименованных арбитражным судом. Это обусловлено тем фактом, что пределы обеспечительных мер определяются на основе ходатайства истца, с которого в случае отказа в иске могут быть взысканы убытки. Поэтому если взыскатель и по его требованию суд указали лишь на арест имущества, это вовсе не предполагает изъятие и передачу данного имущества на ответственное хранение иному лицу.

Поэтому если суд арестовал имущество, а судебный пристав- исполнитель, произвольно вводя дополнительные ограничения права ответчика, изъял и передал его на ответственное хранение, а впоследствии кредитору было отказано в иске, в целях обеспечения исполнения которого был наложен арест, должник вправе взыскать убытки, причиненные изъятием имущества за счет казны РФ.

Между тем, как мы уже говорили ранее, движимое имущество должника на основании соответствующего требования может быть передано на хранение взыскателю. Данное обстоятельство нередко влечет за собой определенные проблемы, особенно в тех случаях, когда взыскатель вынужден нести расходы на хранение арестованного имущества должника.

Дело в том, что понесенные в связи с хранением имущества расходы взыскателям не компенсируются, либо компенсируются не в полном объеме, поскольку в законе сказано о том, что имущество поступает к ним на хранение на безвозмездной основе. Судьи ВАС РФ указывают на необоснованность такого толкования закона и поясняют, что безвозмездный характер охраны или хранения имущества не исключает возмещения взыскателю необходимых расходов, понесенных на обеспечение сохранности имущества, однако такие расходы возмещаются из стоимости имущества должника, а не за счет казны РФ.

Интересы взыскателей могут быть нарушены и иными действиями приставов в части ареста имущества должников. Например, когда кредитору должника отказывают в реализации арестованного имущества. При этом приставы ссылаются на нормы АПК РФ, согласно которым при удовлетворении иска принятые обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.

Однако, не следует забывать и о том, что обеспечительные меры всегда принимаются с целью гарантии последующего исполнения. Следовательно, они не являются препятствием для исполнения судебного акта, для обеспечения исполнения которого они были приняты. В этой связи суд поясняет, что арест не является препятствием для обращения взыскания на арестованное имущество и последующей регистрации перехода права собственности за покупателем имущества с торгов в связи с исполнением судебного акта, для обеспечения исполнения которого арест был наложен.

Кстати, сама реализация арестованного имущества не всегда приводит к желаемым результатам, и взыскатель нередко оказывается лишенным удовлетворить свои требования за счет имущества должника, реализованного, например, по низкой цене. В этих случаях кредитор приобретает право выступить с требованиями о применении последствий недействительности сделки, совершенной на публичных торгах, проводимых в ходе исполнительного производства.

Согласно закону, покупатель имущества с торгов обязан возвратить его не должнику, а продавцу как стороне недействительной сделки с целью проведения повторных торгов; денежные средства покупателю имущества возвращает продавец как сторона недействительной сделки. У взыскателя же полученные в результате исполнительного производства денежные средства изъяты быть не могут. Здесь ВАС РФ обращает внимание на то, что так как требования взыскателя удовлетворяются из стоимости имущества должника, то признание торгов недействительными и применение последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, означает, что требования взыскателя удовлетворены не за счет стоимости имущества должника.

Следовательно, при применении последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, исполнительное производство подлежит возобновлению судебным приставом-исполнителем на основании решения арбитражного суда о применении последствий недействительности сделки с целью проведения повторных торгов. Проведение повторных торгов может иметь различные юридические последствия.

Так, если на повторных торгах имущество было продано по более высокой цене, чем на первоначальных торгах, то соответствующие денежные средства перечисляются взыскателю (если его требование не было удовлетворено в полном объеме) либо должнику (если требование взыскателя было удовлетворено в полном объеме). Если же на повторных торгах имущество было продано по меньшей цене, чем на первоначальных торгах, соответствующие затраты продавца не возмещаются, поскольку первоначальные торги признаются недействительными в результате нарушения правил их проведения, то есть в результате действий продавца.

Теперь что касается самой оценки имущества. Сейчас законодательством предусмотрен ряд случаев, когда судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права. Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке. Причем, оспаривание результатов оценки, приведенной оценщиком в отчете, посредством предъявления отдельного иска допускается законом и направлено на защиту прав и законных интересов сторон исполнительного производства. Вместе с тем ВАС РФ не исключает и возможности оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества.

Здесь судьи отмечают, что в целях эффективного решения вопроса о правомерности произведенной оценки и оптимизации разрешения споров в арбитражных судах к участию в деле об оспаривании результатов оценки, указанной оценщиком в отчете, необходимо привлекать судебного пристава-исполнителя. При оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества к участию в деле привлекается оценщик.

Причем арбитражный суд обязан делать вывод о достоверности произведенной оценки независимо от того, как сформулировал требование заявитель — оспаривание результата оценки или постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку в обоих случаях существо спора заключается в определении достоверности произведенной оценки. Если в ходе судебного разбирательства была определена надлежащая оценка имущества, в резолютивной части судебного акта арбитражный суд обязан указать на соответствующую оценку, которая впоследствии и станет использоваться в исполнительном производстве.

По общему правилу исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. На практике далеко не каждое исполнительное производство оканчивается полным, или хотя бы частичным удовлетворением требованием кредиторов. В последнее время участились ситуации, когда приставы закрывают производство со ссылкой на невозможность исполнения судебного акта. Невозможность исполнения действительно является законным основанием для прекращения исполнительного производства, но только в том случае, когда она наступает объективно, то есть безотносительно к действиям, или бездействию приставов.

В противном случае, когда невозможность исполнения судебного решения была спровоцирована действиями приставов, например, при незаконном снятии ареста с впоследствии отчужденного должником имущества, действия пристава не могут считаться законными. Со своей стороны взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны РФ. Кстати, такой же иск кредитор вправе подать и при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

Как бы то ни было, предъявить иск о возмещении вреда даже при наличии законных на то оснований – еще не значит, что требования взыскателя будут каким-либо образом удовлетворены. В настоящее время, рассматривая подобные дела, суды исходят из того, что в целях возмещения вреда заявителю необходимо доказать точный размер своих имущественных потерь. Поэтому, когда суд приходит к выводу, что размер таких потерь не доказан, либо же чрезмерно завышен, он отказывает в удовлетворении искового требования.

Как разъясняет ВАС РФ, подобные действия судов правомерными не являются, поскольку даже если истец не может обосновать размер своих претензий, полный отказ в иске нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. Здесь суд исходит из того, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями пристава, не должна снижать уровень правовой защищенности взыскателя в исполнительном производстве, в чью пользу принят, но не исполнен судебный акт.

Следовательно, арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования истца о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется арбитражным судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности, — отмечается в постановлении Пленума. Буквально данный принцип означает, что, если, например, из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, то возможный размер убытков, причиненный судебным приставом-исполнителем, может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи.

Равным образом на взыскателя не может быть возложена обязанность по доказыванию всех прочих обстоятельств дела, причиной которых явились неправомерные действия судебных приставов. Например, если исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения, на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава, не возлагается обязанность по доказыванию отсутствия иного имущества у должника, на которое можно обратить взыскание.

Опять же, нормы АПК РФ в настоящий момент предоставляют взыскателю право неоднократного после возврата исполнительного листа предъявления его к взысканию. Причем данное правило вовсе не означает, что взыскатель, утративший возможность получить причитающиеся с должника суммы в связи с выбытием его имущества по причине незаконных действий судебного пристава, лишается права на возмещение вреда. Более того, для предъявления иска о возмещении вреда взыскателю не требуется даже принимать меры по признанию в судебном порядке действий (бездействия) пристава незаконными. Это объясняется тем, что незаконность действий судебного пристава-исполнителя арбитражный суд оценивает на стадии рассмотрения иска о возмещении вреда.

Наконец, ВАС РФ разъясняет возможность наложения на должников исполнительского сбора. Как известно, данный сбор подлежит взысканию при неисполнении судебного решения в срок, установленный для добровольного исполнения. В подавляющем большинстве случаев приставы трактуют данную норму в качестве абсолютной.

Между тем, уже сам закон об исполнительном производстве оговаривает перечень случае, при которых сбор не взыскивается. По закону должник освобождается от уплаты исполнительского сбора в случае представления им доказательств того, что добровольное исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Другой вопрос, что доказать наличие таких обстоятельств под час оказывается довольно затруднительно, поскольку законодатель не раскрывает понятия чрезвычайных обстоятельств и не приводит их примеров. Поэтому суд поясняет, что для освобождения должника от обязанности по уплате исполнительского сбора последнему будет достаточно представить доказательства осуществления конкретных действий, подтверждающих намерение исполнить исполнительный документ в добровольном порядке в течение срока на добровольное исполнение.

Например, к таким действиям относится перечисление в срок, установленный для добровольного исполнения, присужденных денежных средств на депозитный счет арбитражного суда или нотариуса. Следует помнить, что перечень данных действий не является закрытым.

Жалоба собственника на постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество вместо иска об исключении из описи и освобождения от ареста имущества?

В июне 2018 года Верховный Суд РФ своим определением № N 303-КГ18-800 по делу N А04-1546/2017 удовлетворил кассационную жалобу лизингодателя ООО «РАФТ» сформулировав вывод о том, что постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на автотранспорт может быть оспорено собственником имущества в порядке, установленным главой 24 АПК РФ, а не в порядке иска об исключении из описи и освобождения от ареста (статья 119 Закона об исполнительном производстве).

Как следует из обстоятельств дела, судебный пристав-исполнитель арестовал имущество, которое принадлежит лизингодателю должника ООО «Мегастрой».

У судебного пристава-исполнителя на момент вынесения постановления о наложении ареста на имущество ООО «РАФТ» имелись сведения о том, что данное имущество не принадлежит должнику ООО «Мегастрой». Арестованное имущество принадлежало лизингодателю ООО «РАФТ», который стороной исполнительного производства не являлся. Это следовало из ответа ГИБДД и паспортов транспортных средств.

Мотивы действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста судебные акты не содержат, предположим, что судебному приставу-исполнителю не были известны особенности правового статуса имущества, полученного в лизинг.

В любом случае, для исправления допущенной ошибки собственник имущества выбрал такой способ защиты, как подача заявления о признании постановления о наложении ареста на лизинговое имущество незаконным.

В качестве оснований заявитель указал нарушение судебным приставом-исполнителем статей 69,80 Закона об исполнительном производстве, из которых логически следует, что судебный пристав-исполнитель может производить действия с имуществом, которое принадлежит только должнику.

Если обратиться к истории, то подача таких заявлений была широко распространена 15-18 лет назад, когда был только принят Закон об исполнительном производстве в современном виде (21.07.1998).

Стандартной фабулой такого дела был жалоба собственника на действие судебного пристава-исполнителя, который арестовал и изъял, к примеру, ноутбук, который находился в квартире должника. При этом судебному приставу-исполнителю в суде было необходимо доказать, что имущество принадлежит должнику.

Ввиду сложности доказывания судебным приставом-исполнителем такого обстоятельства, как принадлежность обычного движимого имущества должнику, зачастую его действия признавались незаконными, и имущество возвращалось заявителю жалобы.

Такая практика негативно отражалась на эффективности исполнительного производства, взыскатель являлся третьим лицом и был ограничен в заявлении возражений и представлении доказательств. На судебного пристава-исполнителя возлагалась бремя доказывания принадлежности имущества должнику, с которым он не справлялся[1].

Таким образом, должникам не составляла особого труда выводить свое имущество из-под взыскания, с помощью подачи заявлений от связанных с таким должником аффилированных к нему лиц.

Но такая практика продолжалась несколько лет, суды разобрались, что в данном случае надлежащим способом защиты права является подача иска об исключении из описи и освобождения от ареста, как требовала того статья 92 Закона об исполнительном производстве[2].

В данном процессе, уже собственник, а не судебный пристав-исполнитель, должен доказать что имущество принадлежит ему, а не должнику или другим лицам.

Взыскатель в данном иске получает статус ответчика, так как претендует на имущество должника. При этом взыскатель обладает набором всех необходимых процессуальных прав, в том числе правом на принесение возражений о признании судом сделки, на которую ссылается собственник, как на подтверждение своего права, недействительной (напр. мнимой).

В таких процессах далеко не всегда собственникам удается доказать свое право на имущество, что положительно отразилось на эффективности исполнения судебного акта. Надлежащему собственнику не составит труда доказать свое право на имущество, в тоже время схемы по уводу имущества должника могут и не пройти.

Для того чтобы у судов не было никаких сомнений по данному вопросу, в 2010 году в пункте 50 ППВС РФ N 10, ПВАС РФ N 22 от 29.04.2010 указали, что по смыслу статьи 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Аналогичные разъяснения действуют и в настоящее время, они даны в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

В разбираемом нами деле, Верховный Суд РФ указал на возможность подачи заявлений в порядке главы 24 АПК РФ собственником при наличии одновременно следующих условий:

(1) имеются доказательства, что имущество не принадлежит должнику;

(2) должник и взыскатель не спорят по тому обстоятельству, что данное имущество не принадлежит должнику.

Из судебного акта неизвестно, что помешало лизингодателю выбрать обычный способ защиты нарушенного права – подача иска об исключении из описи и освобождении от ареста.

А что стало бы происходить, если взыскатель стал бы спорить по факту принадлежности имущества лизингодателя, приводить доводы, что договоры лизинга являются, к примеру, мнимыми сделками? В судебном акте это не анализируется. А если было бы несколько взыскателей, и один из них поменял бы позицию в ходе рассмотрения дела, и сказал, что спорит о принадлежности имущества собственнику?

Каким образом собственнику имущества при выборе способа защиты спрогнозировать будет спор по имуществу или нет, а также определить насколько весомы его доказательства принадлежности ему имущества?

Принятый судебный акт вносит сумятицу в сложившийся порядок защиты прав собственника при наложении ареста на его имущества.

Кроме того, данный судебный акт имеет слабую правовую аргументацию, в нем не указано, какие именно пункты статей 69,80 Закона об исполнительном производстве нарушены судебным приставом-исполнителем.

Выводы суда противоречат статье 119 Закона об исполнительном производстве, которая устанавливает, что арест на имущество, не принадлежащее должнику, не является нарушением закона со стороны судебного пристава-исполнителя. В данном случае собственник должен доказать свое право на имущество в порядке искового производства.

Следуя логике ВС РФ, судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, только имея бесспорные документальные сведения о том, что имущество принадлежит должнику. Но дело в том, что право собственности на большую часть имущества в гражданском обороте не подлежит государственной регистрации. Для таких выводов суду необходимо все-таки было сослаться на конкретную норму закона, одного умозаключения здесь явно недостаточно.

У собственника имущества всегда будет риск, что суд, рассматривая его заявление в порядке главы 24 АПК РФ, может установить, что у судебного пристава-исполнителя все-таки были достаточные основания для наложения ареста на имущество, взыскатель будет спорить по принадлежности имущества – в данном случае у суда не останется ничего другого, как отказать собственнику в удовлетворении его требований.

С нашей точки зрения, заявителям собственникам не следует отклоняться от законом установленного порядка защиты нарушенных прав – подачи иска об освобождении от ареста и исключении из описи. Это сократит сроки разрешения спорной ситуации и сделает результат предсказуемым.

(с) А.А. Шарон, 2018

[1] строго говоря, доказательства на имущество сконцентрированы у собственника данного имущества, таких документов у судебного пристава-исполнителя не должно быть по определению

[2] В современной редакции Закона об исполнительном производстве номер статьи — 119

Ссылка на основную публикацию