Мне отказывают в трудоустройстве, потому что я ношу платок

Платок раздора. В детсаду Лянтора воспитателям-мусульманам запретили носить головные уборы

Может ли воспитательница в детском саду носить на голове платок? Этим вопросом озадачилась жительница Лянтора. С покрытой головой на работу она ходит согласно своим религиозным убеждениям, женщина исповедует ислам. Но руководство детского сада против — в учреждении даже вышел соответствующий кодекс. И теперь воспитатель переживает, что лишится работы. Насколько требования руководства садика правомерны и что думают об этом юристы?

« Никаких проблем, ваш внешний вид меня устраивает, главное — профессиональные качества», — Гузяль Рахматуллина рассказывает, именно с такими словами ее встретила директор лянторского детского сада « Теремок» в мае прошлого года, когда принимала на работу. Однако, со слов воспитательницы, после того, как у нее закончился испытательный срок, риторика изменилась. В муниципальном дошкольном учреждении сотрудников ознакомили с кодексом профессиональной этики, который запрещает педагогам носить в садике головные уборы и религиозную одежду. Теперь вот Гузяль опасается, что может лишиться работы из-за того, что ходит в платке.

« Я исповедую ислам, я мусульманка, но платок — это не религиозный атрибут, а это традиционно татарская национальная одежда, потому что я по национальности являюсь татаркой. Если я его до сих пор ношу, значит, я его не сниму», — рассказала Гузяль Рахматуллина.

Воспитатель детского сада « Теремок» предполагает, что ее желание не изменять традициям сказалось на премии и что именно за-за платка ее семье отказали в праве претендовать на социальное жилье. Да и вообще, Гузяль явно чувствует себя на работе не в своей тарелке.

« Предвзятое отношение руководителя, потом всего коллектива, был настроен весь коллектив против меня. Хотя я сказала, что немного работаю в этом детском саду, но каждый поход на работу, я не знаю, только ради детей иду, потому что эти дети меня ждут», — призналась воспитательница.

Гузяль с семьей переехала в Югру из Саратовской области не так давно. Там с красным дипломом закончила ВУЗ по специальности « учитель начальных классов», после чего пять лет работала в местном детском саду воспитательницей. Из-за платка никаких проблем никогда не было. Ну а в лянторском детском саду « Теремок» уверяют, что, если и делают замечания воспитателю Рахматуллиной, то точно не из-за головного убора. Об этом нам по телефону рассказала заведующая садиком Лидия Троян.

« Если были замечания, то были замечания за то, что она занималась припиской, например, сегодня ребенка нет, а она поставила плюс. Сейчас оплата идет за посещения ребенка», — сказала Лидия Троян.

Любой руководитель, конечно, вправе делать замечания сотрудникам и контролировать их работу. Однако может ли он им запрещать носить религиозную одежду и религиозную атрибутику? Педагогам лянторского детского сада « Теремок» этого делать нельзя.

— Религиозная атрибутика это что?

— Это кресты какие-то, ну это не то, что нательный крестик, я сама его ношу, нательный крестик, но я его не выпячиваю, извините.

В любом случае, в кодексе профессиональной этики, принятом в детском саду, есть некоторые противоречия. С одной стороны, нельзя носить религиозную атрибутику, с другой педагогов призывают быть терпимыми к традициям народов России и способствовать межконфессиональному согласию. Юристы говорят, вообще-то уважение к религии прописано в Конституции. А вот про дресс-код там ни слова.

« Незаконный выпуск такого приказа, который ущемляет права граждан на свободу вероисповедания и свободу выбора религии, а также ношение каких-то религиозных атрибутов и каких-то определенных одежд, либо головных уборов, либо хиджабов», — прокомментировала юрист Инна Добрикова.

Воспитатель Гузяль Рахматуллина платок снимать не собирается, несмотря на приказ. И если потребуется, готова это право защищать в суде. Правда, маловероятно, что отстоять такое право Гузели все-таки удастся. Верховный суд России уже выражал свою позицию по схожим делам. И она не в пользу тех, кто в силу каких-либо убеждений желает носить головные уборы в учреждениях образования.

Почему меня не взяли?, или 22 причины отказа в трудоустройстве

Отказ в приеме на работу может быть разным. Вам могут позвонить и вежливо сказать, что, к сожалению, пока не готовы сделать предложение о трудоустройстве. Могут написать то же самое в электронном письме. Могут не позвонить и не написать — тогда вы и сами обо всем догадаетесь.

Однако каким бы ни был отказ в приеме на работу, даже у закаленных собеседованиями кандидатов он иногда вызывает приступ пессимизма. Но всегда ли нужно ругать себя за допущенные промахи?

«Почему мне отказали?» — терзаются некоторые соискатели, перебирая в памяти каждый момент интервью и каждую фразу в резюме. Такая рефлексия, конечно, полезна: вы действительно можете понять, что смутило рекрутера в вашей кандидатуре. Но не всегда дело только в вас. Эксперты признают, что для отказа в приеме на работу причин может быть очень много, и не всегда они связаны с низким профессионализмом кандидата. Не секрет, что соискателям отказывают и потому, что они слишком хороши.

Итак, рассмотрим, почему вам могли отказать. Причин может быть очень много, поэтому мы разделили их на две части — объективные (вы действительно неправильно себя вели, допустили ошибки или не подходите по серьезным причинам) и субъективные (вас не взяли в силу определенных обстоятельств в компании или из-за не вполне корректной оценки рекрутера).

Итак, начнем с объективных причин.

    Несоответствие вашей кандидатуры требованиям вакансии. Например, в объявлении сказано, что требуется высшее техническое образование, а у вас его нет или оно еще не окончено. Или на определенную вакансию ищут специалиста с многолетним опытом работы, а вы еще не успели его приобрести. Такие ограничения можно отнести к дискриминации, но лучше выяснить все требования еще до собеседования, дабы избежать непонимания в ходе беседы с рекрутером.

Резюме по каким-либо причинам слишком выделяется из общей массы, и способы выделиться рекрутер находит неуместными. Например, кандидат много и не всегда удачно шутит в своем CV (например, сообщил о себе: «Учился чему-нибудь и как-нибудь»; «Ищу работу человека-паука» и т. д.). Или зачем-то обозначил информацию о каждом месте своей работы разными цветами — голубым, розовым, желтым. Или и вовсе отказался от делового стиля изложения в пользу некоего «креатива».

На собеседовании HR-менеджер счел внешний вид кандидата не вписывающимся в корпоративную культуру компании. Например, все ходят на работу в деловых костюмах, а соискатель явился в потертых джинсах. Или со слишком ярким маникюром (в слишком короткой юбке, с массивными серьгами, в грязной обуви и т. д.).

В ходе интервью стало очевидно, что кандидат солгал в резюме или слишком приукрасил свой опыт и образование. Без комментариев: нельзя сделать карьеру с помощью обмана.

В ходе интервью соискатель не продемонстрировал своей мотивации и заинтересованности именно в этой работе в этой компании. Позиция «поуговаривайте меня, и, может, тогда я соглашусь на вашу скучную работу за маленькие деньги» в большинстве случаев неуместна. Неинтересна вакансия — не отправляйте резюме.

На собеседовании соискатель задавал слишком много вопросов об отпуске и зарплате и слишком мало — об обязанностях и правилах работы.

Неграмотная речь кандидата, особенно если он претендует на позицию, где предполагается постоянное общение с клиентами, партнерами и т. д.

Неуверенность, зажатость соискателя или, напротив, его чрезмерная раскованность и самоуверенность.

В ходе интервью соискатель критично отозвался о своем бывшем руководителе, компании, коллегах. Такого кандидата могут счесть конфликтным или, хуже того, скандальным человеком.

Соискатель выразил сомнение в квалификации HR-менеджера. «Как эта девочка может оценивать меня, опытного специалиста?» — рекрутеры нередко сталкиваются с такой позицией, особенно среди претендентов постарше. Помните: менеджер по персоналу оценивает базовое соответствие вашего резюме вакансии и вашу общую адекватность. Профессиональные качества оценивает потенциальный руководитель, если вы пройдете отбор у HR-менеджера.

Увы, это реальность: кандидат может оказаться слишком молодым или слишком «взрослым» для конкретной вакансии. Скорее всего, эту причину вам не озвучат, однако возрастной ценз — обыденность для многих компаний.

Кандидат не проявил себя вежливым человеком: не поздоровался (или поздоровался недостаточно приветливо), не пропустил девушку в дверях, не сказал «всего доброго» на прощание и т. д.

Соискатель пытался флиртовать с рекрутером.

  • Во время собеседования у кандидата зазвонил телефон. То, что он не выключил его на время интервью, само по себе нехорошо. Но то, что он решил ответить на звонок и побеседовать с женой о покупках по пути домой, может поставить крест на трудоустройстве в этой компании.
  • Теперь рассмотрим субъективные причины возможного отказа — те, из-за которых вам не следует слишком переживать, ведь вам отказали вовсе не потому, что вы недостаточно квалифицированны или не владеете деловым этикетом. А почему?

      Резюме кажется рекрутеру слишком хорошим — налицо явный overqualified, то есть чрезмерно высокая квалификация соискателя для данной вакансии. Считается, что «слишком умный» кандидат — это далеко не лучший вариант для закрытия вакансии, особенно если она не предполагает карьерного роста. Минусов несколько: специалист может довольно быстро «заскучать» от отсутствия интересных задач, утратить мотивацию и даже покинуть компанию, к тому же ему надо больше платить.

    Другой вариант развития событий из пункта 14: во время собеседования у кандидата зазвонил телефон. Соискатель сбросил звонок, но у рекрутера с тонким эстетическим вкусом — полное неприятие песни, установленной в качестве звонка (к примеру, «Владимирский централ»). Или любой другой мелодии — понятие «тонкий вкус», как известно, растяжимое.

    Кандидат не выглядит в глазах рекрутера настоящим командным игроком — в нем, как кажется HR-менеджеру, слишком сильно индивидуалистическое начало.

    При этом у компании могут оказаться и довольно специфические пожелания к внешности будущего работника. Особенно это касается специалистов, работающих с клиентами или в той или иной мере являющихся «лицом фирмы» — секретарей, PR-менеджеров и т. д. Стоит ли корить себя за то, что вы родились, к примеру, не блондинкой с ногами от ушей, а шатенкой обычной комплекции?

    В ходе собеседования соискатель рассказал анекдот, который не понравился рекрутеру.

    Слишком высокая конкуренция за это рабочее место. Вы можете идеально соответствовать вакансии, но так же идеально будут соответствовать ей еще три-четыре кандидата…

    HR-менеджер по каким-то причинам решил, что вы не впишетесь в существующий коллектив. Например, все в отделе любят корпоративы, а вы сказали, что «не тусовочный» человек. Или все сотрудники вегетарианцы, а вы спросили, есть ли поблизости кафе с хорошими мясными блюдами.

  • Наконец, соискатель мог просто по-человечески не понравиться рекрутеру или потенциальному руководителю. Слишком сильный запах духов, чрезмерно громкий или, напротив, очень тихий голос, неуместно дорогая сумочка — субъективных факторов может быть очень много.
  • Список можно продолжать. Как видите, причины для отказа в трудоустройстве самые разные, и далеко не всегда соискателю следует винить себя в каких-то промахах. Рекрутеры тоже люди и вполне могут ошибаться, как и любые специалисты. Не принимайте слишком строгую оценку близко к сердцу, будьте уверены: главное — это ваши профессиональные качества, и если вам отказали, то, возможно, упущенная вакансия была просто «не вашей» и все, что произошло, в конечном итоге принесет только пользу вашей карьере.

    Платок раздора

    Всем здрасти. случилась у нас в детском саду такая история.

    «Может ли воспитательница в детском саду носить на голове платок? Этим вопросом озадачилась жительница Лянтора. С покрытой головой на работу она ходит согласно своим религиозным убеждениям, женщина исповедует ислам. Но руководство детского сада против — в учреждении даже вышел соответствующий кодекс. И теперь воспитатель переживает, что лишится работы. Насколько требования руководства садика правомерны и что думают об этом юристы?

    «Никаких проблем, ваш внешний вид меня устраивает, главное — профессиональные качества», — Гузяль Рахматуллина рассказывает, именно с такими словами ее встретила директор лянторского детского сада «Теремок» в мае прошлого года, когда принимала на работу. Однако, со слов воспитательницы, после того, как у нее закончился испытательный срок, риторика изменилась. В муниципальном дошкольном учреждении сотрудников ознакомили с кодексом профессиональной этики, который запрещает педагогам носить в садике головные уборы и религиозную одежду. Теперь вот Гузяль опасается, что может лишиться работы из-за того, что ходит в платке.

    «Я исповедую ислам, я мусульманка, но платок — это не религиозный атрибут, а это традиционно татарская национальная одежда, потому что я по национальности являюсь татаркой. Если я его до сих пор ношу, значит, я его не сниму», — рассказала Гузяль Рахматуллина.

    Воспитатель детского сада «Теремок» предполагает, что ее желание не изменять традициям сказалось на премии и что именно за-за платка ее семье отказали в праве претендовать на социальное жилье. Да и вообще, Гузяль явно чувствует себя на работе не в своей тарелке.

    «Предвзятое отношение руководителя, потом всего коллектива, был настроен весь коллектив против меня. Хотя я сказала, что немного работаю в этом детском саду, но каждый поход на работу, я не знаю, только ради детей иду, потому что эти дети меня ждут», — призналась воспитательница.

    Гузяль с семьей переехала в Югру из Саратовской области не так давно. Там с красным дипломом закончила ВУЗ по специальности «учитель начальных классов», после чего пять лет работала в местном детском саду воспитательницей. Из-за платка никаких проблем никогда не было. Ну а в лянторском детском саду «Теремок» уверяют, что, если и делают замечания воспитателю Рахматуллиной, то точно не из-за головного убора. Об этом нам по телефону рассказала заведующая садиком Лидия Троян.

    «Если были замечания, то были замечания за то, что она занималась припиской, например, сегодня ребенка нет, а она поставила плюс. Сейчас оплата идет за посещения ребенка», — сказала Лидия Троян.

    Любой руководитель, конечно, вправе делать замечания сотрудникам и контролировать их работу. Однако может ли он им запрещать носить религиозную одежду и религиозную атрибутику? Педагогам лянторского детского сада «Теремок» этого делать нельзя.

    — Религиозная атрибутика это что?

    — Это кресты какие-то, ну это не то, что нательный крестик, я сама его ношу, нательный крестик, но я его не выпячиваю, извините.

    В любом случае, в кодексе профессиональной этики, принятом в детском саду, есть некоторые противоречия. С одной стороны, нельзя носить религиозную атрибутику, с другой педагогов призывают быть терпимыми к традициям народов России и способствовать межконфессиональному согласию. Юристы говорят, вообще-то уважение к религии прописано в Конституции. А вот про дресс-код там ни слова.

    «Незаконный выпуск такого приказа, который ущемляет права граждан на свободу вероисповедания и свободу выбора религии, а также ношение каких-то религиозных атрибутов и каких-то определенных одежд, либо головных уборов, либо хиджабов», — прокомментировала юрист Инна Добрикова.

    Воспитатель Гузяль Рахматуллина платок снимать не собирается, несмотря на приказ. И если потребуется, готова это право защищать в суде. Правда, маловероятно, что отстоять такое право Гузели все-таки удастся. Верховный суд России уже выражал свою позицию по схожим делам. И она не в пользу тех, кто в силу каких-либо убеждений желает носить головные уборы в учреждениях образования.

    Собственно вопрос: насколько права воспитательница в своих рассуждениях? Вопрос не праздный, т.к. это воспитательница моего сына, и мне лично очень не хочется видеть ее в этой роли в дальнейшем.

    «Можно бестактный вопрос?»: как устроиться на работу, если вы девушка в хиджабе

    Я создатель и руководитель детской студии «Маленькие загадки». Здесь я реализуюсь как психолог с исламским образованием: в процессе игр мы рассказываем детям о пророках, изучаем Коран.

    За всю мою жизнь в Москве и 16 лет ношения платка меня остановили для проверки документов только один раз. Я уже привыкла не замечать повышенное внимание и шушуканье. Случается, что меня сверлят взглядом или кидают какую‑нибудь фразу. Но когда я вижу, кто это делает, мне становится жалко этих людей: обычно это женщины среднего и старшего возраста, обделенные любовью и вниманием. Им не важно, на кого и по какому поводу вылить свою желчь и агрессию. Наверное, мне было бы тяжело выходить на улицу, если бы я жила с мыслью, что там одни враги. Очень важен внутренний настрой и открытость миру. Хороших и адекватных людей все равно больше.

    Университет я закончила с красным дипломом, и так получилось, что вручал мне его ректор. Когда он протянул мне руку, я не смогла пожать ее, ведь мусульманкам запрещено соприкасаться с посторонними мужчинами. Ректор был удивлен, комментировать это никак не стал — и к этой теме мы не возвращались.

    Устроиться на работу в платке очень сложно, особенно — на работу в сфере образования. Мне удавалось получить работу в светских заведениях только по рекомендациям моих преподавателей. Если же я пыталась найти работу самостоятельно — почти всегда это заканчивалось отказом, находились какие‑то оправдания.

    Некоторые работодатели напрямую говорили, что «в таком виде» на работу не примут. Как‑то перезвонили после собеседования и сообщили, что предыдущий психолог выходит из декрета, хотя накануне говорили, что ее декрет только что начался. Нередко, приезжая на собеседование, я с порога слышала фразу: «Пока вы до нас ехали, мы нашли другого человека». Если я вновь звонила по этому номеру, оказывалось, что вакансия до сих пор открыта.

    Как‑то я позвонила в детский сад — и мне сразу задали вопрос: «Вы в платке ходите?» Я ответила «да». Бросили трубку.

    Однажды в моем районе требовался психолог в садик для детей с задержкой речевого и психического развития. Район спальный, найти специального психолога, который будет приезжать в такую даль, было трудно. Тут прихожу я: кандидат психологических наук, психолог с опытом работы с детьми-инвалидами, со всеми готовыми документами. Директор не хотела меня отпускать, уговаривала снять платок ради работы. Я знаю девушек, которые так поступают, потому что им нужно кормить детей, а мужа у них нет. Слава богу, я замужем и такой вопрос передо мной не стоит.

    Я мечтала реализоваться в профессии, а не остаться младшим сотрудником в кабинете, где меня никто не видит и не слышит. Я хотела стать профессионалом, практиком в сфере детской и специальной психологии, мечтала помогать детям-инвалидам. Но общественные стереотипы тормозили мое развитие. В то время как многие мои однокурсницы получали огромный опыт работы, придумывали новые технологии и методики, я топталась на месте.

    Мне приходилось работать с очень тяжелыми детьми на домашнем обучении, от которых отказывались остальные педагоги. Это были те случаи, когда родители просили прислать к ним хоть кого‑нибудь. Например, я занималась с глухим слабовидящим мальчиком, у которого были умственная отсталость, шизофрения и аутизм. Потом я узнала, что перед моим первым визитом его маму предупредили, что придет необычная девушка, но бояться ее не нужно. Обидно, что наше общество настолько незрело реагирует на кусок ткани на голове, поддаваясь стереотипам и слепо веря всему, что говорят по телевизору.

    Те, с кем мне все-таки приходилось работать, в скором времени расслаблялись и оценивали меня уже не по внешнему виду, а по словам и поступкам. С 2002 года я волонтер в организации слепоглухих людей. Они прекрасно знают, что я соблюдающая мусульманка, и им не важен мой внешний вид.

    Гульнара

    Я родилась в Москве, в обычной, не слишком религиозной татарской семье. Осознанно соблюдаю каноны ислама с 15 лет. У меня два высших образования: теологическое и экономическое.

    Уже 4 года я работаю в компании «Спортмастер». Занимаюсь планированием цен и наценок, провожу экономический анализ. У нас сложно продвинуться по карьерной лестнице, но сейчас я и не стремлюсь к этому — параллельно с работой пишу диссертацию и вообще живу активной жизнью.

    Хорошо помню свое собеседование. Руководитель спросила у меня: «Можно задать вам бестактный вопрос?» Я, конечно, подумала, что это будет вопрос про платок, но она спросила про декрет.

    Вообще, бестактные вопросы мне задают довольно часто. В первый год работы я очень подробно отвечала, ведь люди действительно могут не знать каких‑то элементарных вещей. Пожалуй, самый популярный вопрос, не жарко ли мне в платке летом. Думаю, в 30-градусную жару жарко всем и легкий хлопковый платок не слишком усложняет ситуацию.

    Когда я училась на экономиста в Плехановке, у меня на потоке не было ни одной девушки в хиджабе, но меня это не смущало. В университете меня беспокоили не косые взгляды, а учеба. Однажды преподаватель сделал мне замечание, что сидеть на паре в головном уборе не по этикету. Я вышла с этого занятия со слезами на глазах, было очень обидно. На перерыве вокруг меня собрались мои одногруппницы, все утешали меня. В итоге мы с ними очень сдружились, так что даже у этой ситуации есть свои плюсы.

    Лет пятнадцать назад найти хорошую работу в платке было действительно сложно, но сейчас, когда и ислам в России быстро развивается и хорошее образование получить не проблема, устроиться на работу по специальности вполне реально.

    Однажды я устраивалась в сеть магазинов бытовой химии. Меня взяли без проблем, сказав, что красный диплом Плехановки — это круто. Но проработала я в этой компании всего три месяца, потому что сотрудники там практически разговаривали матом, для меня это было дико. При этом отношение ко мне было хорошее. Мне даже удалось положительно повлиять на коммерческого директора — он стал материться намного меньше.

    Одно время, когда я искала работу, у меня бывало по три собеседования в день. Возможно, люди просто не хотели принимать мусульманку, но побоялись высказать мне это в лицо, но я думаю, что в большинстве случаев все решает не платок или его отсутствие, а хорошее резюме и квалификация. Если работодатель видит в тебе профессионала, он возьмет на работу именно тебя, независимо от твоих вероубеждений.

    Ссылка на основную публикацию