Как найти свой путь к судейской мантии

ВС вернул мантию судье, отчитавшейся за командировку поддельными чеками

Фото: пресс-служба Верховного суда РФ

Дисциплинарная коллегия Верховного суда РФ 17 декабря без преувеличения сенсационно отменила решение ККС Республики Саха (Якутия) о лишении мантии судьи Намского районного суда Елены Христофоровой. Несмотря на то, что служитель Фемиды покаянно признала факт представления ею после командировки нескольких фиктивных чеков в бухгалтерию управления Суддепартамента, тройка судей не только простила ей это прегрешение, но и весьма показательно попеняла представителю региональной квалифколлегии на “топорные” методы ее работы.

Для начала коллегия ВС постановила приобщить к делу в качестве характеризующего материала справку о недавней выездной проверке Намского райсуда, из которой следовало, что серьезных нарушений за Христофоровой, в отличие от ее коллег, не числится.

– Я указана здесь лишь один раз, да и то по незначительному поводу, – спокойно заметила судья.

Из доклада по материалам дела, зачитанного судьей ВС Аллой Назаровой, следовало, что 50-летняя Христофорова, бывшая мировой судья, была назначена в Намский райсуд в 2011 году (общий стаж ее работы в судейской должности превышает 14 лет). 10 ноября 2017 года и. о. председателя Верховного суда Республики Саха (Якутия) обратился в региональную ККС с просьбой проверить финансовые документы, представленные судьей для возмещения расходов на ее проживание в командировке в селе Бердигестях Горного улуса, которое отстоит от Якутска примерно на 185 километров. Поводом для обращения стал доклад и. о. председателя Намского райсуда замначальника республиканского управления Суддепа по вопросам противодействия коррупции. 25 июля 2018 года квалифколлегией была образована комиссия, которая, проверив обоснованность возмещения командировочных расходов секретарю судебного заседания и помощнику судьи, выезжавшим в Бердигестях вместе с Христофоровой, установила, что приложенные ими к авансовому отчету счета и квитанции из гостиницы “являются недостоверными”, то есть “подложными”.

В ходе проверки сама судья и ее коллеги по командировке подтвердили: фактически в отеле они не проживали. В частности, Христофорова арендовала у местной жительницы просторную двухкомнатную квартиру. Между тем речь шла о более чем солидном сроке с 21 октября 2016 года по 17 января 2017 года. Затем судья представила в бухгалтерию завизированные ею авансовые отчеты на сумму 51 200 и 90 900 руб., а заодно и квитанции, выданные якобы отелем, принадлежащим ИП Андросов. А именно: от 22 ноября 2016 года на сумму 48 000 и от 17 января 2017 года на сумму 84 000 руб.

На квалифколлегии 24 октября 2018 года Христофорова продемонстрировала расписку от гражданки Тоскиной – хозяйки той самой “двушки” – о получении ею от судьи 132 000 руб. за проживание. Данная расписка, однако, была датирована 21 сентября 2018 года, то есть написана она была не во время проживания служителя Фемиды в командировке, а уже в период проведения служебной проверки. Довольно печальным для Христофоровой оказался и тот факт, что ИП Андросов, как выяснилось, вовсе не занимается гостиничным бизнесом, а работает в сфере полиграфии. ККС пришла к выводу, что расписка от Тоскиной является “малоубедительной” и не опровергает наличие признаков дисциплинарного проступка (“представление документов, не соответствующих действительности”). В итоге судью досрочно лишили мантии и пятого квалифкласса. Она обжаловала это решение в ВС РФ, посчитав его принятым “на основании предположений” и несоразмерным характеру вмененного ей проступка.

Председательствующий Сергей Рудаков предложил высказать свою позицию самой Христофоровой. Судья говорила достаточно спокойно и размеренно, хотя время от времени ей едва удавалось совладать с эмоциями. Она назвала свои действия вынужденными, обосновав их, во-первых, принципиальным отсутствием в селе Бердигестях достойного помещения для временного проживания, а во-вторых – невозможностью каким-то иным, в том числе и на 100 процентов законным образом, возместить расходы на жилье.

– Считаю, что выводы квалифколлегии сформированы под влиянием эмоций, – громко и твердо излагала свои аргументы Христофорова. – При этом ее члены сознательно не задались главным вопросом: о наличии или отсутствии моего законного права на возмещение расходов по найму помещения в период служебной командировки! А право это у меня было – оно установлено статьями 167 и 168 Трудового кодекса!

Судья заметила, что даже ненадлежащее оформление отчетных документов не может свидетельствовать о незаконности получения возмещения от государства. Далее Христофорова сделала довольно болезненный “выпад” в сторону председателя Намского райсуда.

– Есть моменты, о которых молчать нельзя! – заявила она. – Попустительство со стороны председателя привело к тому, что летом 2017 года утонули три женщины, уехавшие в рабочее время, среди них – помощник председателя суда. И не было никакой служебной проверки! Вообще все лето с четверга по воскресенье ездили на служебной машине на отдых… сам председатель постоянно ездит на рыбалку с теми, с кем, так сказать, нужно. Я ему говорила в глаза! И в отместку он, будучи себялюбивым, затаил обиду и стал наговаривать на меня и судьям Верховного суда республики, и членам ККС!

Говоря же об основной претензии к ней, Христофорова уверяла, что произошло “банальное нарушение финансовой дисциплины”, которое вполне можно было разрешить в рамках трудового спора. Но “заведомо зная проигрышный характер такого спора”, работодатель – Суддепартамент – пошел “иным путем”. Столь длительное, по ее мнению, дисциплинарное производство судья назвала необоснованным.

– Нет слов от подобного искаженного толкования норм закона! – вскричала она в какой-то момент. – Не законом они руководствовались, а одним желанием убрать меня. После заседания ККС и. о. председателя Верховного суда республики, проходя мимо меня, улыбался мне в лицо, будто одержал личную победу! А в заседании он меня и по имени-то не называл, местоимениями говорил – “она”, “ее”…

Судье Рудакову в какой-то момент пришлось мягко прервать поток критики из уст Христофоровой в адрес начальства. После чего тройка ВС в течение часа кропотливо разбиралась в нюансах найма жилья судьями, командированными в село Бердигестях (тамошний суд включен в состав Намского райсуда), и их последующих расчетов с государством. В процессе диалога членов коллегии с Христофоровой стало понятно, что в упомянутом селе из двух официальных гостиниц ни одну нельзя назвать “приличной”, тем более применительно к условиям якутской зимы.

– Это деревянные дома, между номерами – перегородки из фанеры, там буквально каждый шорох слышен! – сообщила судья.

– Как в “Двенадцати стульях”, верно? – добродушно улыбнулся судья ВС Владимир Боровиков.

– Да, там автотрасса строится, в гостинице одни рабочие живут, мужчины, – вздохнула Христофорова.

– Выпивают они? – сочувственно поинтересовался Боровиков.

– Не без этого, – махнула рукой автор жалобы.

Потом выяснилось, что стоимость койко-дня в местных отелях и стоимость в снимаемой судьей квартире совпадали практически до рубля. Но Рудаков неожиданно поставил вопрос ребром: по какой именно причине Христофорова отчиталась документами, добытыми подобным образом. Судья парировала тем, что не раз звонила в бухгалтерию Суддепартамента, и там сказали, что “принимают исключительно квитанции” – договор с квартирной хозяйкой им “не подходит”.

– Но кто вас надоумил к ИП Андросов обратиться? – наступал Рудаков.

– Ну… ребята наши его нашли и у него оформляли квитанции на самом деле, – вздохнула Христофорова. – Раньше в подобных ситуациях претензий не было, чеки принимали…

– Но как вы вообще оцениваете ситуацию – платили по расписке, а чеки представили якобы из гостиницы? – уверенно вступил в диалог Владимир Боровиков. – Нет ли, по-вашему, тут некого элемента подлога?

– Да, все-таки это неправильно, конечно, – понурила голову Христофорова. – В такие вот нас условия поставили…

– То есть, чтобы вам деньги отдали, вы вынуждены представить фиктивные документы? – насупил брови Боровиков.

– Я, знаете ли, по складу гуманитарий… всем этим финансовым деталям второстепенное значение всегда придавала, – растерянно выдавила судья. – Ну откуда я возьму им эти квитанции…

Когда слово дали представителю региональной ККС Михаилу Попову, тот поведал, что все установленные обстоятельства совершения судьей проступка “полностью доказаны”.

– Необходимо осознать – что может быть позволено другому человеку, нельзя позволить судье! – строго сказал Попов. – Христофорова не могла не осознавать характера своих действий. Никто не лишал ее возможности представления фактических документов.

– А у квалифколлегии есть некие доказательства того, что она действительно платила эти 132 тысячи за жилье? – поинтересовался Рудаков.

– Нет… – неуверенно протянул Попов.

– А что не платила – есть?

– Таких документов… тоже не было предоставлено, – растерялся представитель квалифколлегии, а Рудаков в этот момент широко улыбнулся, глядя то на Боровикова, то на Назарову.

Далее было озвучено, что у ККС не было претензий к качеству работы Христофоровой, более того – ее охарактеризовали исключительно положительно.

– Скажите, а что вы вкладывали в сию фразу: “представленная расписка от гражданки Тоскиной является малоубедительной”? – внезапно задал свой, как оказалось, самый острый вопрос судья Боровиков, цитируя уже упоминавшуюся фразу из решения ККС по Христофоровой. – И в чем дисциплинарный проступок? В том, что она вовсе не платила эти 132 тысячи или в том, что все-таки заплатила – и с помощью фиктивных документов назад заполучила? Если вы полагали, что расписка не имеет юридической, а тем более фактической силы, то почему не написали в решении – мол, она не соответствует действительности и не является подтверждением передачи истицей гражданке Тоскиной указанной суммы?! Вы не сделали твердого вывода!

– Ваша честь, да, возможно, тут есть момент эмоциональности, – неуверенно заметил Попов. – Расписка… я согласен, недостоверная. Неубедительная…

– Да не неубедительная, а малоубедительная! – Боровиков даже приподнялся со своего места. – То есть ваша позиция – Христофорова никому ничего не платила, а по фиктивным документам получила с государства 132 тысячи, так?

– Да, – коротко ответил Попов.

Боровиков поставил ему на вид то, что квалифколлегия не выслушала пояснения самой Тоскиной, а заодно заметил: пресловутая “малоубедительность” расписки могла бы смениться в этом случае на “большую убедительность”.

– Вот и доказали бы, что расписка – фикция. Точка вами не поставлена, – повышал градус заседания Боровиков. – Вы ведь идете на прекращение полномочий, а человек 15 лет судьей проработал. Что же получается – рубануть топором, и все?! Вы взрослые люди, должны понимать ответственность! И вот один из главных фигурантов остался вами не услышан. Правильно ли это?! Ведь вы решаете людские судьбы…

Попов внятно ответить опять не смог, сославшись, в том числе, и на то, что Тоскиной “не было в республике”.

– Но если судья все-таки понесла расходы… можно ли такой проступок признавать носящим исключительный характер? Она ведь свои деньги назад получила! Не стоило ли вести речь об иных видах взыскания? – Этот вопрос Боровикова уже носил характер риторического.

В последнем слове Христофорова отметила, что “каждый человек может споткнуться”, и проникновенно попросила смягчить свою участь.

– У вас ведь более грамотный подход как у высшей судебной инстанции, – сказала она. – Полагаюсь полностью на вас…

Тройка судей совещалась около часа, и казалось, воздух в зале заседаний был пропитан лихо закрученной интригой. Затем Алла Назарова сообщила, что дисциплинарная коллегия отменяет решение республиканской ККС, удовлетворяя жалобу Христофоровой. Судья очевидным образом не скрывала своей радости и, выйдя из зала, тотчас принялась звонить родственникам и знакомым.

«Пришли за правосудием, а попали в порнофильм»

Российские судьи должны внушать уважение. Но иногда их внешний вид вызывает шок

Кадр: телесериал «Плохая судья»

Житель Рязани Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда Москвы: якобы из-за ее вызывающей одежды и пышных форм он растерялся и проиграл дело. Насколько известно, это первая жалоба такого рода, но история Комарова не уникальна. Сотрудников российских судов, в том числе судей, нередко замечают в весьма легкомысленной одежде, но наказывают за это крайне редко. А все потому, что единственное требование к облику судьи — это наличие мантии во время процесса, в остальном они вольны экспериментировать со своей внешностью как угодно. В тонкостях судейского дресс-кода разбиралась «Лента.ру».

«Судья пришла в облегающем кожаном платье»

В минувшем апреле рязанский журналист Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда, которая пришла на работу в облегающем кожаном платье. Комаров обвинил судью в неподобающем внешнем виде и заявил, что из-за этого не смог сконцентрироваться на процессе и проиграл суд с Роскомнадзором.

В жалобе, адресованной председателю Высшей квалификационной коллегии судей России (ВККС) Николаю Тимошину, Комаров признался, что по причине «больших накачанных губ и груди судьи» он испытал сильное сексуальное возбуждение. Кроме того, во рту у него пересохло, и ему пришлось пить много воды, что стало чрезмерной нагрузкой для почек.

«Я, конечно, в свои 45 лет очень признателен ей за такие яркие переживания, но считаю, что судья должен иметь более деловой образ, а не приближаться к актрисам из фильмов для взрослых», — написал Комаров.

В конце письма он обратился к Тимошину как «мужчина к мужчине» и попросил провести с судьей профилактическую беседу, чтобы она больше не увеличивала губы и не делала перед заседаниями яркий макияж. Однако, как рассказал «Ленте.ру» автор жалобы, никаких мер принято не было: бумагу вернули обратно со словами, что в ней не указаны конкретные нарушения в работе судьи.

Но их, по словам Комарова, и не было: во время заседания женщина «вела себя корректно, слушала и все понимала». Претензии возникли только к тому, как она выглядела.

Фото: страница Михаила Комарова во «ВКонтакте»

— Мы сидели в коридоре, а судья пришла в облегающем кожаном платье в стиле БДСМ, только плетки не хватало, — рассказал Комаров. — Я узнал, что она судья по нашему делу, и растерялся. Было ощущение, что пришли за правосудием, а попали в порнофильм.

В Мосгорсуде обращение Михаила Комарова назвали «недостойной мужчины местью за проигранное дело». Суд полностью встал на сторону сотрудницы: как говорилось в сообщении на сайте, внешний вид и поведение этой судьи не вызывают никаких вопросов или замечаний со стороны комиссии по этике Совета судей города Москвы, а равно и всего судейского сообщества столицы.

«У судьи из-под мантии торчали треники»

Как рассказала «Ленте.ру» судья в отставке Элина Каширина, закон «О статусе судей» предписывает им облачаться в мантию. Каждому судье выдается комплект из двух мантий: летней — шелковой и зимней — из шерсти. Но мантию судьи обязаны носить во время процесса, а в остальное время (в том числе при перемещениях по коридорам суда) им разрешена обычная одежда. Каширина подтвердила, что требования к внешнему виду судей, не считая мантии, напрямую нигде не прописаны.

— В Кодексе судейской этики говорится, что само поведение и внешний вид не должны умалять честь и достоинство судьи, — говорит Каширина. — Это очень обтекаемая фраза, посыл которой прост: судьи должны руководствоваться здравым смыслом и понимать, кто они и где находятся.

По словам собеседницы «Ленты.ру», судьи, как правило, придерживаются делового стиля. В качестве примера она вспомнила судью, 25 лет проработавшего в суде небольшого городка.

— За все время этот человек даже в магазин не мог выйти без костюма и галстука, потому что его знала каждая собака, — рассказывает Каширина. — Он не мог позволить себе просто сесть на велосипед и съездить за продуктами из-за своего понимания профессии. Но судьи, конечно, бывают разные. Однажды я видела в московском суде, в первый день после январских праздников, судью, у которого из-под мантии торчали треники с лампасами…

Бывшая судья отмечает, что женщины в мантиях — тема для отдельного разговора. Встречаются две крайности: либо они вообще не следят за собой, либо напоминают кукол.

— Конечно, каждой женщине хочется быть красивой, но встречается и обратная сторона, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Бывает, что вид у судьи такой замученный, уставший, бесцветный, будто она пришла с полевых работ и всех заранее ненавидит. Но смотришь на других судей — и думаешь: как можно так перекачать губы? Такая служительница Фемиды читает текст приговора, а там половина «хлюп-хлюп-хлюп» — понять ничего невозможно.

Элина Каширина уверена, что во внешности судьи не должно быть крайностей. Но даже если за кем-то и замечают неподобающий внешний вид, санкции за нарушение дресс-кода, по ее словам, к людям в мантиях не применяются. Каширина проработала в суде восемь лет и ни разу не сталкивалась с тем, чтобы ее или кого-то из ее коллег отчитали за внешний вид. Правда, по словам судьи, после отставки она вообще не может носить деловые костюмы — «наносилась на всю жизнь».

— Сейчас смотришь — ладно, судья выходит в мантии, но рядом секретарь, у которой короткий топ, джинсы держатся на бедрах, а из-под них выглядывают стринги, — возмущается Каширина. — А напротив них, в клетке, сидит подсудимый. А у секретарей постоянно такое — то пирсинг в пупке, то легинсы в обтяжку. А ведь они — работники канцелярии, будущие судьи (В российской судебной системе существует практика, при которой секретарь судебного заседания, получив юридическое образование, становится судьей — считается, что опыта, полученного в процессе канцелярской работы, достаточно для отправления правосудия — прим. «Ленты.ру»).

«Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал»

Секретарь одного из судов Московской области Анна (имя изменено) на условиях анонимности рассказала «Ленте.ру», что в двух судах, где она работала, сотрудникам рекомендовали придерживаться делового стиля в одежде, но четких требований не существует.

— Обычная одежда, как во всех ведомствах — юбки, блузки, — говорит она. — Каких-то требований к макияжу или маникюру у нас нет, во внешность в целом не вмешиваются. Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал. Наоборот, на меня в соцсетях подписаны все наши сотрудники, даже судьи.

По словам Анны, в судах существует негласное правило, ограничивающее пользование социальными сетями. Напрямую ведение аккаунтов не запрещено, но контролируется начальством.

— Каждый год мы заполняем бланки, где указываем, в каких социальных сетях и под какими именами зарегистрированы, — рассказывает собеседница «Ленты.ру». — Это официальная процедура, по требованию судебного департамента. Наверное, они как-то мониторят наши страницы, я не знаю. Я пишу, что нигде не зарегистрирована, коллеги тоже, хотя все сидят под «левыми» аккаунтами с закрытыми профилями. Судьи ведут их осторожно, выкладывают разве что кофе и цветочки. Говорят, в соседнем регионе был случай, когда молодая судья, занимавшаяся бодибилдингом, разместила свое фото в спортивном купальнике. После этого ее привлекли на коллегии, и в итоге она перевелась в Крым.

Во многом, призналась собеседница «Ленты.ру», играет роль человеческий фактор. В хорошем коллективе коллеги не сдают друг друга начальству, в противном случае — за неосторожный снимок в Instagram можно даже лишиться работы.

— У меня был случай в другом суде, когда начальник отдела отчитал меня за фото в купальнике со стрингами, обвинил в аморальном поведении и пригрозил увольнением по статье, — отмечает Анна. — Все потому, что коллега — другая девочка-секретарь — увидела в Instagram, как я отдыхаю на море, и пошла жаловаться. После этого я закрыла свой аккаунт и сменила имя. Сейчас у меня хорошие отношения с коллегами, все ждут мои фотографии и ставят лайки.

Скандальные «Журавли»

Как рассказал «Ленте.ру» российский общественный деятель, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, ограничение на пользование социальными сетями для работников судов было принято после скандала в 2011 году с бурятской судьей Ириной Левандовской. Она разместила в одной из соцсетей фото с бутылкой водки «Журавли», которую прикладывает к губам. Снимок обернулся скандалом, и Левандовскую уволили «за нарушение норм профессиональной этики».

Фото: страница Ирины Левандовской во «ВКонтакте»

После этого, как писали бурятские журналисты, Левандовская перешла в Следственный комитет России (СКР) и стала следователем по особо важным делам.

— После скандала с судьей и «Журавлями» произошли большие кулуарные изменения с требованиями к судьям по поводу ведения ими социальных сетей, в конечном счете им просто запретили вести аккаунты, — говорит Павел Чиков. — Это как бы рекомендации, но они обязательны для исполнения. Теперь отказ сообщить начальству о своих аккаунтах расценивается как нарушение этики судьи. За теми, кто сообщает, следят — и могут предъявить им претензии за неподобающие публикации.

Чиков добавляет, что прецеденты лишения судей статуса или привлечения к ответственности за внешний вид случаются редко — всего несколько случаев за последние десять лет.

Пленники делового стиля

В Судебном департаменте при Верховном суде России, куда «Лента.ру» обратилась за разъяснениями, ответили, что рассмотрение жалоб на внешний вид судей не входит в его полномочия, и пояснили, что судебный дресс-код регламентируется Федеральным законом «О судебной системе Российской Федерации» и законом «О статусе судей в РФ». В них говорится лишь о том, что при осуществлении правосудия судьи заседают в мантиях либо имеют другой отличительный знак своей должности.

— Судейская мантия — это фактически символ государственной власти, который свидетельствует об особом статусе и авторитете судьи перед другими участниками процесса, — пояснил «Ленте.ру» судья Арбитражного третейского суда Московской области, адвокат Дмитрий Зацаринский. — Именно поэтому законодательство четко установило, что в момент проведения судебного заседания и в момент вынесения решения судья должен быть облачен в мантию, а в остальное время судьи могут самостоятельно выбирать одежду.

Фото: Валерий Титиевский / «Коммерсантъ»

Но при ее выборе судьи также должны учитывать часть 2 статьи 3 закона «О статусе судей в РФ» и Кодекс судейской этики, согласно которым судьи при исполнении своих обязанностей, а также во внеслужебное время должны избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету судебной власти, достоинству судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

— Конституционно-правовой статус судьи предполагает повышенную ответственность как на работе, так и в повседневной жизни, — отмечает Зацаринский. — Вряд ли небритый судья, одетый в шлепки, шорты и майку, вызовет уважение — скорее это будет недоумение, как такой человек вообще может вершить правосудие. Именно поэтому судьи и в повседневной жизни должны придерживаться официально-делового стиля в одежде.

Собеседник «Ленты.ру» добавляет, что закон «О статусе судей в РФ» предусматривает для слуг Фемиды несколько видов дисциплинарной ответственности — от замечания до досрочного прекращения полномочий. Как наказывать судью за ненадлежащий внешний вид, решает квалификационная коллегия судей.

— Судья должен быть обезличен и олицетворять собой Фемиду и государство, — говорит источник «Ленты.ру» в судебной системе, пожелавший остаться анонимным. — В законе оговорено, что у судей есть определенная форма одежды. Но есть еще и реалии жизни, по которым примерно 70 процентов российских судей — женщины, чаще всего бывшие сотрудницы канцелярий судов, секретари и помощники.

Большинство из них начинает свою судейскую деятельность или еще одинокими, или уже разведенными, но им, как и всем женщинам, хочется иметь семью, детей и выглядеть красиво. При этом далеко не все умеют отделять личное от рабочего, и для многих суд — это просто работа, на которой есть место и для неформальных отношений. Поэтому нередко между участниками процесса, в том числе формально находящимися в оппозиции друг к другу (обвинитель и защитник, защитник и судья, судья и обвинитель), завязываются личные отношения.

А когда такое происходит с судьей, говорить о его независимости уже нельзя, ведь подобные романы прямо отражаются и на судопроизводстве, и на внешнем виде служительницы закона, который становится все более ярким, иногда даже вызывающим. Но бывает и так, что объективных причин жаловаться на судью нет, и формально буква закона соблюдена. Просто кто-то из участников процесса остался недоволен его итогами. Вот тогда и наступает пора жалоб на «неподобающий внешний вид» судьи.

Судья может лишиться мантии в исключительных обстоятельствах

Весной в «Российской газете» опубликовано постановление Пленума Верховного суда России «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей». В нем прописаны критерии для увольнения судей.

Понятно, что вопрос этот крайне деликатный. Тем не менее, мы попросили нашего постоянного эксперта Романа Савичева, возглавляющего одно из крупнейших в стране «Юридическое агентство «СРВ» (в рейтинге «Право.ru-300» занимает верхние позиции по целому ряду номинаций), рассказать о тех подходах, которых придерживается высшая инстанция. То, как работает Фемида , всегда интересно обывателям.

– Начну с того, что в основе работы судьи лежит чувство независимости. Только при этом условии может вершиться справедливое правосудие, – подчеркивает Роман Савичев . – Потому процедура наказания судей не может быть аналогичной правилам других профессий. Но вместе с тем, какие-то рамки необходимы, чтобы ни в коем случае не допустить вседозволенности.

Необходимость новых разъяснений и отмены предыдущего постановления «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности», принятого 31 мая 2007 года, назрела в связи с изменениями законодательства. И как можно прочитать в федеральной прессе, судейское сообщество в целом считает, что новый документ пополнился важными уточнениями, отвечает на многие вопросы, возникающие при рассмотрении дисциплинарных споров, и станет своего рода предостережением от совершения опрометчивых поступков.

Новое постановление пленума разъясняет, что подразумевается под «дисциплинарным проступком» судьи, каковы основания для наложения дисциплинарных взысканий и сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, а также расписаны возможности и процедура обжалования взыскания.

За совершение дисциплинарного проступка на судью может быть наложено взыскание в виде замечания, предупреждения или досрочного прекращения полномочий. Понятно, что замечание представляет собой реакцию на малозначительные огрехи, предупреждение выносится при более серьезных обстоятельствах: когда квалификационная коллегия решает, что ограничиться замечанием невозможно или если судья подвергался дисциплинарному взысканию меньше, чем за год до совершения нового проступка. Лишение мантии – это, конечно, крайний случай, когда налицо грубые нарушения.

В постановлении пленума Верховного суда России указано, что уволить судью можно только при исключительных обстоятельствах. Доказывать их исключительность – прерогатива квалификационной коллегии. Причем она должна учесть и проанализировать все моменты, включая характер проступка, личность самого судьи и даже обстоятельства его семейной жизни. Изначально предполагается, что статус судьи ставит человека в жесткие рамки – он должен образцово вести себя не только при исполнении служебных обязанностей, но и в нерабочее время. Соответственно, даже попадание в бытовые неурядицы может сыграть против судьи, ведь это бросает тень и на него, и на суд в целом. В частности, судей увольняли за фривольные фотографии в социальных сетях.

При этом, отдельно подчеркну, отмена того или иного судейского вердикта вышестоящей инстанцией не может стать поводом для наказания судьи или влиять на мнение квалификационной коллегии. Это совершенно рабочий момент: как правило, ошибки случаются из-за неверной оценки доказательств по делу или неправильного применения норм права. И в постановлении пленума говорится, что «судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта».

Ведь неверная, по мнению вышестоящей инстанции, трактовка тех или иных норм отнюдь не свидетельствует о недобросовестности судьи. Это только повод для него поработать над повышением профессиональной квалификации. К тому же, судейскому корпусу приходится нередко разбираться в жизненных ситуациях, по которым судебная практика еще не наработана, а значит – возможно разное толкование норм. Судья не должен ставить перед собой задачу угадать позицию вышестоящей инстанции, а не судить так, как считает нужным по совести и закону.

Как поясняет пленум, наказать судью за принятое решение можно только в том случае, если вступившим в законную силу приговором суда будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта.

Кстати, тема поведения судей звучит также в одном из обзоров судебной практики, опубликованных в этом году. Там на конкретном примере показано, что под запретом – внепроцессуальное общение судьи. Нарушение этого табу стоило должности некоему судье из Калмыкии . Он был уличен в неформальных контактах с подсудимым, обвинявшимся в растрате. Квалификационная коллегия судей поставила судье в вину, что он не взял самоотвод и не сообщил о регулярном общении с подсудимым, который в итоге был оправдан. Как объяснял сам судья, подсудимый был врачом, а судье и его престарелой матери понадобилась медицинская помощь. Такое поведение, говорится в обзоре, «свидетельствует о явном пренебрежении судьей Т. нормами Кодекса судейской этики, умаляет авторитет судебной власти в целом, формирует в обществе негативное отношение к судебной системе, вызывает сомнения в его объективности, беспристрастности и справедливости». К слову, позже приговор медику был отменен, и его осудили.

Подготовила Юлия Юткина.

Читайте также

Аномальный ноябрь: За неделю до зимы в Крыму зацвели яблони

Цветение плодовых деревьев осенью может привести к плохим последствиям [Фото]

Как найти свой путь к судейской мантии

СУДЕБНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 4 декабря 2014 года N 271

Об утверждении Инструкции о порядке выдачи мантий судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов и Инструкции о порядке выдачи служебного обмундирования судьям и имеющим классные чины работникам федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов

(с изменениями на 31 августа 2018 года)

1. Утвердить прилагаемые Инструкцию о порядке выдачи мантий судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов и Инструкцию о порядке выдачи служебного обмундирования судьям и имеющим классные чины работникам федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (далее — инструкции).

2. Председателям верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов, федеральных арбитражных судов, начальникам управлений Судебного департамента в субъектах Российской Федерации:

2.1. Осуществлять обеспечение мантиями судей и служебным обмундированием судей и работников судов, имеющих классные чины, в порядке, установленном инструкциями.

2.2. Организовать изучение инструкций и обеспечить выполнение требований, установленных инструкциями.

3. Главному финансово-экономическому управлению (Афонин А.А.) осуществлять целевое финансирование верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов, федеральных арбитражных судов, управлений Судебного департамента в субъектах Российской Федерации на приобретение мантий и служебного обмундирования в пределах средств, выделенных из федерального бюджета на содержание судов.

4. Признать утратившими силу следующие приказы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации:

5. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации Обарчука А.А.

Инструкция о порядке выдачи мантий судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов

УТВЕРЖДЕНА
приказом
Судебного департамента
при Верховном Суде
Российской Федерации
от 4 декабря 2014 года N 271

1. Обеспечение мантиями судей верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов, федеральных арбитражных судов осуществляется соответствующими судами, а судей районных, гарнизонных (военных) судов, межрайонных и городских судов — управлениями Судебного департамента в субъектах Российской Федерации за счет ассигнований, выделяемых из федерального бюджета на содержание судов.

2. Мантия выдается в течение месяца со дня наделения судьи полномочиями.

3. При получении мантии судья дает письменное обязательство по форме согласно приложению N 1 к Инструкции о порядке выдачи мантий судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (далее — Инструкция).

4. Срок носки мантии составляет 3 года и исчисляется со дня ее получения. В дальнейшем мантии должны выдаваться по истечении срока носки.

5. Выдача новой мантии до истечения срока носки, указанного в пункте 4 настоящей Инструкции, производится бесплатно в случаях утраты или порчи мантии при обстоятельствах, исключающих вину судьи, которому она была выдана. Основанием для выдачи новой мантии является заключение комиссии, созданной председателем соответствующего суда или начальником управления Судебного департамента в субъекте Российской Федерации.

В иных случаях судье выдается новая мантия с удержанием стоимости утраченной (с учетом фактического срока ее носки) в порядке, установленном трудовым законодательством.

6. При предоставлении судье длительного (свыше трех месяцев) отпуска срок носки полученной судьей мантии продлевается на период нахождения в указанном отпуске.

7. В случае прекращения полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подпунктами 3, 6, 6.1, 7, 8, 13 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», остаток стоимости мантии за период от даты прекращения полномочий при увольнении до истечения сроков носки возмещается судьей по ценам приобретения.

В случае прекращения полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подпунктами 1, 2, 4, 7.1, 11 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», мантия сохраняется за ним без возмещения остаточной стоимости.

8. В случае повторного назначения судьи, пребывающего в отставке, на должность судьи, а также в случае привлечения судьи, находящегося в отставке, к осуществлению правосудия в порядке, предусмотренном статьей 7.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», новая мантия выдается ему по новому месту работы с учетом фактического срока носки мантии по прежнему месту работы. Финансовая (бухгалтерская служба) верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, федерального арбитражного суда либо управления Судебного департамента в субъекте Российской Федерации запрашивает копию карточки учета мантии по прежнему месту работы судьи.

9. Денежная компенсация взамен положенной мантии не выплачивается.

10. Мантии, выданные судьям, учитываются в карточках учета мантии согласно приложению N 2 к настоящей Инструкции.

Приложение N 1. Обязательство

Приложение N 1
к Инструкции о порядке
выдачи мантий судьям
федеральных судов общей
юрисдикции и федеральных
арбитражных судов

(фамилия, имя, отчество)

в случае прекращения моих полномочий судьи на основании подпунктов 3, 6, 6.1, 7, 8, 13 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» обязуюсь выплатить стоимость полученной мантии пропорционально оставшемуся сроку носки.

«__» ______________ 20__ г.

Приложение N 2. Карточка

Приложение N 2
к Инструкции о порядке
выдачи мантий судьям
федеральных судов общей
юрисдикции и федеральных
арбитражных судов

учета мантии, выданной

(фамилия, имя, отчество, должность)

Дата поступления на работу

N ордера (накладной)

Сумма затрат (руб.)

Срок окончания носки

Сумма на списание с баланса (руб.)

Дата прекращения полномочий или прекращения использования

Сумма, подлежащая возврату или удержанию (руб.)

Инструкция о порядке выдачи служебного обмундирования судьям и имеющим классные чины работникам федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов

УТВЕРЖДЕНА
приказом
Судебного департамента
при Верховном Суде
Российской Федерации
от 4 декабря 2014 года N 271

(с изменениями на 26 июня 2015 года)

1. Обеспечение служебным обмундированием судей и имеющих классные чины работников верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, окружных (флотских) военных судов, федеральных арбитражных судов осуществляется соответствующими судами, а судей районных, гарнизонных (военных) судов, межрайонных и городских судов — управлениями Судебного департамента в субъектах Российской Федерации за счет ассигнований, выделяемых из федерального бюджета на содержание судов.

2. Пошив отдельных предметов служебного обмундирования производится согласно краткому техническому описанию (приложение N 1 к настоящей Инструкции).

3. Стоимость комплекта служебного обмундирования исчисляется из стоимости материалов и предметов на основании цен на момент приобретения и расходов на пошив.

4. Служебное обмундирование выдается в течение месяца со дня наделения судьи полномочиями, издания приказа о присвоении работнику суда классного чина или о приеме на работу лица, имеющего классный чин. При заключении с работником суда срочного трудового договора (контракта) на срок менее одного года служебное обмундирование ему не выдается. В случае установления работнику суда испытания служебное обмундирование выдается ему по окончании установленного срока испытания.
(Пункт в редакции, введенной в действие приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 26 июня 2015 года N 160.

5. При получении служебного обмундирования судья, работник суда, имеющий классный чин, дают письменное обязательство по формам, согласно приложениям N 2 и 3 к настоящей Инструкции.

7. Выдача нового служебного обмундирования до истечения срока носки производится бесплатно в случаях утраты или порчи служебного обмундирования при обстоятельствах, исключающих вину судьи или работника суда, имеющего классный чин, которому оно было выдано. Основанием для выдачи нового служебного обмундирования является заключение комиссии, созданной председателем соответствующего суда или начальником управления Судебного департамента в субъекте Российской Федерации.

В иных случаях судье или работнику суда, имеющему классный чин, выдается новое служебное обмундирование с удержанием стоимости утраченного (с учетом фактического срока его носки) в порядке, установленном трудовым законодательством.

8. При предоставлении судье или работнику суда, имеющему классный чин, длительного (свыше трех месяцев) отпуска срок носки полученного судьей или работником суда, имеющим классный чин, служебного обмундирования продлевается на период нахождения в указанном отпуске.

9. В случае прекращения полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подпунктами 3, 6, 6.1, 7, 8, 13 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», а также при увольнении имеющего классный чин работника суда, кроме случаев, указанных в абзаце втором настоящего пункта, остаток стоимости служебного обмундирования за период от даты прекращения полномочий при увольнении до истечения сроков носки возмещается судьей или работником суда, имеющим классный чин, по ценам приобретения.
(Абзац в редакции, введенной в действие приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 26 июня 2015 года N 160.

В случае прекращения полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подпунктами 1, 2, 4, 7.1, 11 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», а также при увольнении имеющего классный чин работника суда в связи с уходом на пенсию, переводом и назначением в другой федеральный суд общей юрисдикции или федеральный арбитражный суд, а также в случае сокращения должности федеральной государственной гражданской службы, служебное обмундирование сохраняется за ним без возмещения остаточной стоимости.
(Абзац в редакции, введенной в действие приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 26 июня 2015 года N 160; в редакции, введенной в действие приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 31 августа 2018 года N 135.

10. В случае повторного назначения судьи, пребывающего в отставке, на должность судьи, а также при переводе работника суда, имеющего классный чин, в другой федеральный суд общей юрисдикции или федеральный арбитражный суд новое служебное обмундирование выдается ему по новому месту работы с учетом фактического срока носки служебного обмундирования по прежнему месту работы. Финансовая (бухгалтерская служба) верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, федерального арбитражного суда либо управления Судебного департамента в субъекте Российской Федерации запрашивает копию карточки учета служебного обмундирования по прежнему месту работы судьи или работника суда, имеющего классный чин.
(Пункт в редакции, введенной в действие приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 26 июня 2015 года N 160.

11. Служебное обмундирование, выданное судьям и имеющим классные чины работникам судов, учитывается в карточках учета служебного обмундирования согласно приложению N 4 к настоящей Инструкции.

Приложение N 1. Краткое техническое описание отдельных предметов служебного обмундирования судей и имеющих классные чины работников федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов

Приложение N 1
к Инструкции о порядке
выдачи служебного
обмундирования судьям
и имеющим классные чины
работникам федеральных
судов общей юрисдикции
и федеральных
арбитражных судов

Двубортный пиджак из полушерсти синего цвета полуприлегающей формы с шестью форменными вызолоченными пуговицами, застегивающийся на одну пуговицу до перегиба лацкана.

Воротник отложной. Рукава втачные, двухшовные, со шлицей внизу локтевого шва. На шлице пришиваются три форменные пуговицы. Боковые карманы прорезные с клапанами. На левой стороне груди карман с листочкой.

Воротник, борта, клапаны, листочка обработаны в чистый край.

Брюки навыпуск, прямые с притачным поясом, без манжет.

Двубортный пиджак из полушерсти синего цвета с шестью форменными вызолоченными пуговицами. Застегивается на две пуговицы до перегиба лацкана.

Воротник отложной. Рукава втачные, двухшовные, со шлицей внизу локтевого шва. На шлице пришиваются три форменные пуговицы. Боковые карманы прорезные без клапанов, под углом. На левой стороне груди карман с листочкой.

Воротник, борта, клапаны, листочка обработаны в чистый край.

Юбка прямая, двухшовная. На переднем полотнище юбки две вытачки по талии. На заднем полотнище четыре вытачки по талии, посередине однострочная складка со шлицей.

Приложение N 2. Обязательство

Приложение N 2
к Инструкции о порядке
выдачи служебного
обмундирования судьям
и имеющим классные чины
работникам федеральных
судов общей юрисдикции
и федеральных
арбитражных судов

Ссылка на основную публикацию