Являются ли нормы международное права составной частью правовой системы рф

Как российским судам применять международное право?

Эксперт Центра, к.ю.н., Гаганов А.А.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права? Обязаны ли российские суды применять международное право? Что об этом думают высшие суды?

Во властных кругах не прекращается дискуссия на тему соотношения международного права с национальным. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин считает, что надо убрать приоритет международного права из Конституции РФ. Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин высказывается против изменения Конституции РФ в этой части и заявляет о соблюдении Россией международных обязательств [i] . Министр иностранных дел Сергей Лавров в 2013 году сказал, что верховенство международного права на практике означает, что «в иерархии правовых норм, формирующих российскую правовую систему, международный договор выше федерального закона или закона субъекта РФ» [ii] . Это ни в коей мере не умаляет верховенства Конституции РФ. Конституционный Суд РФ в 2013 году высказался в таком смысле, что решения международных судов могут быть исполнены в России, только если они не вступают в противоречие с Конституцией РФ. Существует ли на самом деле какая-то проблема с применением международного права в России? Каково его место в правовой системе России?

Международное право и Конституция РФ

Согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Естественно, данная норма может толковаться и толкуется исключительно в контексте части 1 статьи 15, где сказано о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу. То есть международные договоры, принципы и нормы не имеют приоритета перед Конституцией РФ.

Первые официальные комментарии о том, как понимать положение Конституции РФ о так называемом «примате» международного права появились еще в 1994 году, когда издательство Администрации Президента выпустило комментарий к Конституции РФ (под редакцией Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова). Вот что писали авторы комментария:

«Согласно части четвертой статьи 15, правила международных договоров обладают приоритетом по отношению к противоречащим им правилам внутренних законов. Это означает, что в случае обнаружения противоречия между международным договором и законом правоприменительные органы должны руководствоваться не правилами закона, а нормами, содержащимися в договоре. Договор обладает приоритетом в отношении любых законов, как федеральных, так и законов субъектов Федерации, принятых до заключения договора или после того. В то же время из части четвертой статьи 15 вытекает, что договоры обладают приоритетом только в отношении законов и не могут превалировать над положениями самой Конституции Российской Федерации».

Таким образом, конституционная норма о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, изначально понималась так, что применимое в России международное право должно соответствовать Конституции РФ.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права?

«Примат» международного права выражается в том, что нормы ратифицированных международных договоров должны применяться в том случае, если ранее принятый по аналогичному вопросу закон противоречит договору. Эта позиция была отражена еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8. Тогда Верховный Суд РФ также пояснил, где искать общепризнанные нормы и принципы международного права: прежде всего, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и других международных договорах, пактах и конвенциях.

В 2003 году Пленум подтвердил, что российские суды в процессе правоприменения должны руководствоваться нормами международного договора (в частности, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также учитывать трактовку его норм, предоставляемую Европейским Судом по правам человека (постановление от 10 октября 2003 года № 5).

В этом Постановлении Пленум более подробно объяснил, что считать общепризнанными принципами и нормами международного права. Общепризнанные принципы международного права – это основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Например, это принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Общепризнанная норма международного права – это правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, например, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.

В том же 2003 году Пленум принял Постановление «О судебном решении» (от 19 декабря 2003 года № 23), в котором обязал суды общей юрисдикции учитывать постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в деле. Это важное указание судам, однако, оно выходит за рамки «общепризнанных принципов и норм».

Верховный Суд нигде не ссылался на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, 1970 года, хотя считается, что принципы, перечисленные в Декларации, являются общепризнанными.

Конституционный Суд о применении международного права

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался в своих решениях о применимости тех или иных принципов и норм международного права. Однако можно отметить ряд знаковых постановлений. Среди них Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 2012 года № 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова». В этом Постановлении Суд называет конституционной обязанностью Российской Федерации рассматривать заключенные ею международные договоры в качестве составной части своей правовой системы.

Затем было нашумевшее Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 года № 27-П по делу Маркина, из которого следовала возможность исполнения в России решений международных судов только в случае их соответствия Конституции РФ и позициям Конституционного Суда РФ

Недавно было опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2015 года № 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 207 и статьи 216 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Беларусь С.П. Лярского». Конституционный Суд обратил внимание на обязательность применения норм международных договоров: «Наличие в международных договорах положений, которые подлежат применению во взаимосвязи с правилами национального законодательства, если договором не оговорено иное, также подтверждает, что истолкование, а значит, и применение международных договоров должно осуществляться в соответствии, прежде всего, с целями их заключения».

Даже в Постановлении от 1 июля 2015 года № 18-П по делу о проверке конституционности переноса выборов депутатов Госдумы Конституционный Суд РФ сослался на некие «общепринятые избирательные стандарты», которые «получили всеобщее признание в международно-правовых актах, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России, – Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 25), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 3 Протокола № 1) и Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств (статьи 1 и 6)».

Новое дело о решениях Европейского Суда

1 июля в Конституционном Суде РФ слушалось дело о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации».

Запрос в Суд исходил от группы депутатов Государственной Думы, которых интересует в основном обязанность российских властей исполнять решения Европейского Суда по правам человека. Европейская Конвенция была ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ. Таким образом, посредством ратификации Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ и обязалась исполнять его решения. Соответствующие положения впоследствии были внесены в ряд федеральных законов, в том числе процессуальных кодексов, что сделало постановления ЕСПЧ основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений.

Действительно, о необходимости применения Европейской Конвенции судами говорит и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней». Верховный Суд РФ также указал на то, что «содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Обратившиеся в Конституционный Суд РФ депутаты в обоснование своей позиции привели следующую аргументацию. Согласно Конституции РФ участие в межгосударственных объединениях не должно приводить к нарушению прав человека или противоречить основам конституционного строя. Оспоренные нормы, в том числе процессуальных законов, обязывают суды и иные государственные органы выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки Конституции РФ. Это может поставить правоприменителя в безвыходную ситуацию, так как он сам не сможет разрешить такую коллизию. Поэтому депутаты считают оспариваемые нормы несоответствующими Конституции Российской Федерации (частям 1, 2 и 4 статьи 15).

На наш взгляд, Конституционный Суд РФ по существу уже ответил на поставленный вопрос – все в том же Постановлении по делу Маркина. Если правоприменитель, например, суд общей юрисдикции, столкнется с такой коллизией, он должен будет направить соответствующий запрос в Конституционный Суд РФ.

Текста постановления Конституционного Суда РФ по этому делу пока нет в общем доступе.

Можно предположить, что депутаты озаботились возможностью пересмотра судебных решений в связи с исполнением решений ЕСПЧ в том числе из-за дела ЮКОСа. Российская властная элита всеми средствами пытается избежать исполнения решений международных судов, тем более что механизм исполнения решений того же ЕСПЧ имеет ряд уязвимостей. Однако Россия создает для себя возможность неисполнения решений международных судов средствами внутреннего законодательства, ссылки на которое не будут приняты международным сообществом. Получится так, что для своего народа Россия будет права (соблюдая свое собственное законодательство и решения высших судов), но для Запада все это не будет иметь никакого значения.

В настоящее время все решения Верховного и Конституционного судов подтверждают необходимость применения международного права и учета решений ЕСПЧ. Никаких изменений в те постановления Пленума Верховного Суда, о которых речь шла выше, не было. Постановления Конституционного Суда РФ вообще не могут быть обжалованы и изменены, позиции Суда также обладают определенной юридической силой. Вопрос о преодолении позиции Конституционного Суда самим Судом решается отрицательно. В связи с этим, несмотря на сложную международную ситуацию, в которой оказалась Россия, в какой-то степени судам все равно придется обращаться к общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации. Международное право не имеет такой же системы мер принуждения к исполнению, какой обладает национальное право, поэтому применение к его нарушителям санкций в рамках правового поля вряд ли возможно (а вот вне правового поля это случается).

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ должны соответствовать Конституции РФ, этой нормы достаточно для защиты суверенитета государства. Более того, международный договор, как правило, можно изменить или расторгнуть. В этом контексте дискуссия среди чиновников высокого ранга о месте и роли международного права в российской правовой системе выглядит искусственно подогретой СМИ. Зачем это делается? Чтобы инициировать изменение Конституции РФ? Но в ней есть и более животрепещущие проблемы, требующие решения.

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

В настоящее время не существует единого мнения о месте международных договоров в системе национальных законодательств, что порождает значительные проблемы в правовом регулировании.

В современных условиях глобализации, процесса всемирного объединения, получившего свое развитие во второй половине XIX века, роль международного договора как источника права все больше возрастает. Указанный процесс признается различными странами и является установленным фактом: в Венской Конвенции о праве международных договоров, заключенной в Вене 23 мая 1969 года, содержится положение о том, что государства – участники Венской Конвенции, учитывая важнейшую роль договоров в истории международных отношений, признают все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе. В указанной Конвенции международный договор определяется как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В РФ также есть легальное определение данного термина: международный договор Российской Федерации представляет собой международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В соответствии с Федеральным законом РФ «О международных договорах РФ», международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Они представляют собой существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Целями заключения международных договоров являются образование правовой основы межгосударственных отношений, содействие поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, защита основных прав и свобод человека, обеспечение законных интересов государств.

Международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права.

Как уже было указано ранее, в соответствии с Конституцией РФ, а также иными нормативными правовыми актами (к примеру, в соответствии с Федеральный Закон РФ «О международных договорах РФ» от 15.07.1995 № 101-ФЗ), международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы РФ. В РФ сформирована определенная иерархия нормативно-правовых актов, отличающихся друг от друга юридической силой, масштабом действия, сложностью процедуры принятия и иными критериями. Согласно Конституции РФ и иным нормативным правовым актам, высшей юридической силой на территории РФ обладает Конституция РФ. Далее по иерархии нормативноправовых актов РФ идут Федеральные Конституционные Законы и Федеральные Законы Российской Федерации, действующие на всей территории РФ и не противоречащие конституционным нормам. Далее идут нормативные правовые акты иных субъектов государственной власти: указы Президента, постановления Правительства и иные. Нижестоящей ступенью в иерархии нормативных правовых актов РФ, в соответствии с федеративным административно-территориальным устройством РФ, является уровень субъекта РФ, а именно: Конституции республик или Уставы других субъектов РФ, законодательные акты представительного органа субъекта, нормативные правовые акты главы субъекта, исполнительных органов власти субъекта и иные. Завершают иерархию нормативно-правовых актов РФ акты органов местного самоуправления и различные локальные нормативно-правовые акты.

Относительно местоположения международных актов в иерархии нормативно-правовых актов РФ единого мнения на сегодняшний день пока не сформировано. Часть ученых считает, что в современных условиях глобализации большей юридической силой по отношению к национальному законодательству обладают международные нормы, причем данный факт не несет угрозу суверенитету отдельных государств, а при грамотной государственной политике носит положительный характер, ведя к всемирному единению. Другие же ученые полагают, что Конституция должна занимать приоритетное положение по отношению к международным нормам. В Конституции РФ закреплено, что в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.

Таким образом, международные договоры РФ обладают большей юридической силой по сравнению с законами РФ (ФКЗ, ФЗ), однако данное положение касается только ратифицированных РФ международных договоров, остальные же вообще не входят в ее правовую систему. Дело с общепризнанными принципами и нормами международного права обстоит сложнее, так как насчет их положения в иерархии источников права РФ нет прямого закрепления в законодательстве.

Под общепризнанными принципами международного права, согласно Постановлению Верховного суда РФ, понимаются основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права относятся, к примеру, принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права, согласно тому же постановлению, понимается правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права раскрывается, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений. К примеру, такие принципы, как принцип равноправия и самоопределения народов и принцип суверенного равенства государств раскрыты в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в иерархии источников права РФ находятся выше ФКЗ и ФЗ, но ниже Конституции РФ. Однако отсутствие единого, формально закрепленного мнения о местоположении международных правовых актов в системе национального законодательства порождает на практике целый ряд проблем. К примеру, довольно существенной является проблема правового регулирования общественных отношений, возникающая при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права. Практика показывает, что в случае, когда какой-либо вступивший в силу не подлежащий ратификации международный договор РФ оказывается в противоречии с каким-либо законом РФ и по этой причине становится неисполнимым (например, обмен нотами или межведомственное соглашение, освобождающее на взаимной основе от таможенных или налоговых сборов), то государственные органы принимают меры, необходимые для добросовестного выполнения международных обязательств по нератифицированному международному договору. Это могут быть меры по дополнительному согласованию порядка исполнения, ратификации, одобрению, утверждению, новации или прекращению такого неисполнимого договора. При всех обстоятельствах и при всех возникающих внутренних затруднениях международный договор должен применяться так, как это им предусмотрено, а обязательства по нему должны выполняться добросовестно.

Порой практические проблемы возникают при применении уже подписанных международных договоров. Одной из причин возникновения такой проблемы может служить то, что в отличие от норм внутреннего права государств, содержащих перечень договоров, подлежащих ратификации по внутреннему праву, международное право не знает такого перечня, поэтому считается, что международно-правовое обязательство государства по любому вопросу, принятое главой государства, главой правительства, министром иностранных дел, является действительным. В случае международного спора по рассматриваемому вопросу решающее значение имеет ссылка на международное право, а ссылка на внутреннее право может оказаться несостоятельной или проблематичной. Ярким примером обозначенной проблемы может служить статья 10 Трудового кодекса РФ (ТК РФ). Это единственный Кодекс, который в нарушение положений п. 4 ст. 15 Конституции РФ содержит положения не только о сопоставлении международного договора и закона, но и о сопоставлении международного договора с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими трудовые отношения. Так, по сути, была признана несоответствующей Конвенции МОТ (Международной организации труда) № 29 о принудительном или обязательном труде 1930 года часть нормы статьи 74 ТК РФ о временном переводе в случае производственной необходимости. Верховный суд РФ признал лишь некоторые из обстоятельств, перечисленных в статье 74 ТК РФ, достаточными для осуществления перевода работника без его согласия на не обусловленную трудовым договором работу. К таким чрезвычайным обстоятельствам были отнесены необходимость предотвращения катастрофы, производственной аварии или устранения последствий катастрофы, аварии или стихийного бедствия, предотвращения несчастных случаев. Остальные же обстоятельства, закрепленные в ТК РФ, но не указанные в Конвенции, такие как перевод на не обусловленную трудовым договором работу для предотвращения простоя, уничтожения или порчи имущества, а также для замещения отсутствующего работника могут быть признанными обоснованными для перевода лишь при условии, если они были вызваны чрезвычайными обстоятельствами (например, в случаях бедствия или угрозы бедствия – пожара, наводнения, голода, землетрясения, сильной эпидемии или эпизоотии и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части) или когда непринятие указанных мер могло привести к катастрофе, производственной аварии, стихийному бедствию, несчастному случаю и тому подобным последствиям. Таким образом, Верховный суд РФ и практика иных судов общей юрисдикции, по существу дополняют нормы ТК РФ, сужая или расширяя сферу их применения, конкретизируют, а иногда и дополняют правовые нормы для более качественного регулирования общественных отношений.

Таким образом, в современных условиях глобализации значение международных договоров в мире неуклонно растет, они все чаще применяются в регулировании общественных отношений. На сегодняшний день нет единого определения международного договора, однако множество определений, выведенных различными учеными, имеют ряд общих черт, на основании которых можно сделать вывод о том, что международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права. Существуют разные точки зрения относительно местоположения международных договоров в национальных системах и их значении: часть ученых считает, что международные договоры должны стоять выше национальных законодательств, ведя к всемирному объединению; другие – что международные договоры по иерархии источников права находятся ниже Конституций государств, сохраняя их самобытность. Наличие указанных разногласий на практике приводит к достаточно серьезным проблемам в правовом регулировании, к примеру, при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права, а также при применении уже подписанных международных договоров. Вследствие отсутствия установленного правила правоприменения в случае конфликта международных норм и норм национального законодательства возникает вопрос, каким из указанных норм отдать приоритет в правовом регулировании, что является существенной проблемой, так как международные правовые источники как регуляторы общественных отношений в настоящее время приобретают все большее значение и оказывают все большее влияние на своих участников вследствие современных условий глобализации, порождающей ряд новых для мира проблем, указанных в данной статье: проблема соответствия норм национального законодательства международным принципам по тому или иному вопросу, необходимости преодоления разногласий участников международных отношений, сохранения национального суверенитета государств и иные насущные вопросы.

  • Ремизова Н.С., Вагина О.С. Международные договоры РФ в правовой системе РФ // APRIORI. Cерия: Гуманитарные науки. – 2015. – № 4. – С. 37.

Нормы международного права в гражданском законодательстве

В иерархии правовых источников ГЗ на первом месте стоит международное право и договоры, заключенные между участниками МО.

В иерархии правовых источников гражданского законодательства на первом ключевом месте стоит международное право и договоры, заключенные между участниками международных отношений. Подобное превалирующее значение закрепляет сама Конституция РФ. Кроме того, Россия является активным участником международных отношений, поэтому она неоднократно подписывала договоры с крупнейшими мировыми гегемонами. К таковым источникам права причисляются основополагающие Конвенции, в том числе Венская конвенция, которая включает в себя такое детерминирующее значение для всего права как jus cogens.

Понятие и специфика международного права

Гражданское законодательство и нормы международного права находятся между собой в тесной взаимосвязи, поэтому каждый практикующий юрист, да и просто гражданин РФ должен понимать, в чем состоит специфика МП.

Система международного права представляет собой достаточно сложное, многогранное явление, которое подразумевает множество аспектов своего изучения. Разработкой основных положений данной юридической науки занимались выдающиеся умы, которые приходили к выводу о том, что МП не предполагает какой-либо единой системы, признаваемой большинством.

Но если обратиться к одному из определений, что такое международное право, то можно резюмировать иную точку зрения.

Итак, МП – это система правовых норм, которые позволяют регулировать отношения между участниками международного уровня в целях поддержания мира и спокойствия.

В соответствии с данной дефиницией, можно вывести основополагающие черты МП:

  • Отрасль имеет закрепленную систему норм.
  • Упорядочивание норм происходит за счет уникальных целей и принципов международного сотрудничества.

Цели и принципы международного права

Основные цели системы МП были закреплены Уставом ООН при учете интересов и прав всех без исключения участников международных отношений и направлены на то, чтобы:

  • Поддерживать на межгосударственном уровне безопасность и мир.
  • Осуществлять принцип дружественности.
  • Сотрудничать по поводу мировых проблем, от разрешения которых может зависеть судьба и благополучие всего человечества.
  • Создавать условия, когда правовой механизм в виде МП будет способствовать справедливости и уважению каждого участника системы по отношению друг к другу и в целом всему мировому сообществу.

При этом генеральной целью системы международного права признается необходимость обеспечения должного функционирования международных отношений и поступательного их развития. Поэтому если ранее большинство норм имело диспозитивный характер, то на современном этапе – императивный.

Принципы системы международного права не имеют столь же кодифицированной формы своего представления. Это связано с тем, что вывести их пытались не один десяток лет, закрепляя их правовой статус с помощью многочисленных международных договоров. В наиболее общем и целостном виде принципы представлены в Уставе ООН и Декларации о принципах международного права:

  • Разрешение споров и конфликтных ситуаций мирным путем.
  • Невмешательство в дела отдельных государств.
  • Сотрудничество между участниками МП по основополагающим вопросам.
  • Неприменение силы или же угрозы силой.
  • Каждый народ признается равноправным и имеет право на определение.
  • Государства – участники международных отношений имеют суверенное равенство друг перед другом.
  • Обязательства, взятые государствами по МП, должны выполняться добросовестно.
  • Соблюдение и защита основных прав и свобод человека.
  • Нерушимость границ государств.

Понятие локальных норм международного права

Такой правовой механизм, как система международного права, подразумевает различную классификацию норм, на которых держатся межгосударственные отношения. Иерархию и соотношение этих правовых норм можно проводить по различным основаниям, на которых и происходит строительство системы МП.

Но одним из самых интересных явлений на международном уровне являются локальные нормы. Если обратиться к юридической литературе, то под локальными нормами МП понимаются – правила, которые регулируют правоотношения, возникающие между ограниченным кругом участников международных отношений (государствами). Иными словами, локальные нормы, которые регулируют отношения между субъектами права, направлены на удовлетворение интересов конкретных сторон.

Локальные нормы являются составной частью международного законодательства, несмотря на всю свою специфику. Они могут охватывать собой двусторонние или же многосторонние договоренности, но при этом не имеют такой важной характеристики как всеобщность. Локальные нормы являются неким дополнением к общепринятым правилам поведения на международном уровне, так как конкретизируют некоторые стороны межгосударственных отношений.

Виды международных договоров

Классификация международных договоров в МП осуществляется в соответствии с несколькими основаниями:

  • По количеству участников. В данном случае речь идет о двусторонних или же многосторонних соглашениях.
  • По вопросам, которые регулируют договоры. Предусмотрены многосторонние, специальные оглашения или договоры, затрагивающие глобальные проблемы.
  • По территориальному влиянию. Договоры могут быть локальными, универсальными или региональными.
  • По доступности участия. Все НПА подразделяются на открытые и закрытые.

Нормы международного права и международные договоры как составная часть правовой системы Конституции РФ

Как было указано выше, российский правовой механизм подразумевает включение в систему гражданского законодательства норм международного права. Данный принцип закреплен ст. 15 основного закона РФ – Конституции. В этой статье закреплено, что нормы международного права, в том числе и договоры, являются составной частью правовой системы РФ.

При этом превалирующее значение в правовой системе РФ играют именно Конвекции. Данный тип договоров подразумевает соответствие такой характеристике, как многосторонность. Как пример можно привести Конвекцию ООН, касающуюся вопросов международной купли-продажи товаров или Конвекцию о защите прав человека.

Приоритет международных договоров РФ перед нормами гражданского законодательства. Правила применения международных договоров РФ к отношениям в сфере гражданско-правового регулирования

Национальное и международное право в некоторых моментах могут противоречить друг другу. В этом случае речь идет о так называемых коллизиях, которые становятся причиной споров между практикующими юристами.
Если обратиться к современному законодательству РФ, то можно резюмировать, что правила применения международных договоров превалируют над российским законодательством. Иными словами, если возникают коллизии между действующими НПА на территории Российской Федерации и нормами МП, то следует опираться именно на международные договора.

Однако следует сказать о том, что поиск противоречий между законами РФ и межгосударственными соглашениями представляет собой трудоемкий и кропотливый процесс, который зачастую не приводит к какому-либо результату. Обуславливается это тем, что коллизии могут быть выявлены с учетом субъективного представления о регулировании той или иной сферы деятельности конкретным лицом.

Следует выделить также и тот факт, что применение международных договоров к правоотношениям в сфере частного права, которые попадают под российскую юрисдикцию, должно быть согласовано с РФ. То бишь, чтобы тот или иной международный договор вступил в юридическую силу и на территории РФ, должна быть осуществлена процедура ратификации, подписания, принятия, присоединения и др. Этот ключевой принцип регламентирован ФЗ «О международных договорах РФ» № 101-ФЗ.

При этом согласие РФ должно быть получено только законным способом на основе действия правил российского законодательства. Иными словами, нормы МП не будут распространяться на территории РФ, если не проведена процедура ратификации, например, в следующих случаях:

  • Если договор подразумевает внесение изменений в российское законодательство, в том числе принятие новых ФЗ или модификацию уже действующих НПА.
  • Если действие международного договора направлено на обеспечение прав и свобод человека.

Российское государство придерживается принципа о том, что любое государство, в том числе и РФ, должно неукоснительно соблюдать нормы МП.

Иными словами, Россия выступает за соблюдение принципа добросовестности по отношению к исполнению взятых на себя обязательств.

Таким образом, если РФ дает свое согласие на обязательность исполнения договора на территории государства, то он будет признан международным договором РФ, а значит, и составной частью правовой системы.
Резюмируя все вышесказанное, можно прийти к выводу о том, что международное право оказывает непосредственное влияние на систему российского гражданского законодательства.

«В Конституции не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальной»

Госдума проанализирует возможность приоритета национальных законов над международными. Об этом сообщил глава думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин. Председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Дарьи Полыгаевой.

Ранее председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил исключить из Конституции положение о безусловном верховенстве норм международного права. Бастрыкин также отметил, что такая норма «умело используется западными оппонентами».

— Вы как к подобной инициативе Бастрыкина относитесь?

— Во-первых, такого положения, как интерпретируют это СМИ, в Конституции нет: нигде не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальным. Поэтому я понимаю выступление председателя Следственного комитета на коллегии, на которой я присутствовал именно как указание на то, что нам нельзя навязывать институты и нормы других государств в силу того, что Россия является суверенным государством. И 15-я статья Конституции, положение о том, что приоритет международного права над национальным законодательством, таких положений в Конституции нет.

— «Принцип приоритета и прямого действия международного права предполагает, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации». Это 4 часть 15-ой статьи, и далее цитата: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Это разве не приоритет?

— Совершенно верно, нет, не приоритет, потому что для того, чтобы международный договор для Российской Федерации стал действующим, он проходит точно такую же процедуру, как принятие законов. Вы прочитали фразу в первом предложении пункта 4 15-ой статьи: «Составной частью правовой системы Российской Федерации». Если норма не является составной частью правовой системы Российской Федерации, если Российская Федерация не присоединилась к международному соглашению, а после присоединения, вы знаете, парламент это ратифицирует, по сути дела, порядок ратификации такой же, как принятие федерального закона. Если все это не прошло, то никакого приоритета нет, а если норма международного договора, которую парламент ратифицировал так же, как мы принимаем федеральные законы, есть в международном договоре, она будет иметь приоритет по отношению к нормам, например, какого-то федерального закона так же, как федеральный конституционный закон имеет приоритет по отношению к нормам другого федерального закона.

— Но ведь факт заключается в том, что Россия подписала европейскую Конвенцию о защите прав человека, соответственно, она их соблюдает?

— Совершенно верно, соблюдает, но вы, наверное, помните дело Маркина и позицию Конституционного суда, что если какие-то вопросы, разрешенные в том же самом Европейском суде по правам человека, противоречат правовой системе Российской Федерации, они не применяются и не исполняются.

— Вы хотите сказать, что сейчас у нас и нет приоритета международной правовой системы?

— Я хочу сказать, что сейчас нет приоритета, потому что Российская Федерация является суверенным государством, и только те нормы международного права, которые является составной частью правовой системы России, имеют приоритет в нашем внутреннем законодательстве, так же, как нормы Конституции имеют приоритет над нормами, например, федеральных законов.

— А что же тогда имел в виду Александр Бастрыкин когда это предложение выдвигал?

— Я вам сказал, что имел в виду Александр Бастрыкин: была достаточно четко сказана фраза в его выступлении, что давно прошел период, когда можно нас поучать, что различные институты и нормы международного права, которые навязываются Российской Федерации в качестве неких стандартов, не могут таковыми стандартами для нас являться.

— Но как же они навязываются, если Россия подписала Конвенцию о защите прав человека или не подписывала? Разве это навязывание, когда страна соглашается с тем, что есть конвенция?

— Я вам повторяю, что только те нормы, которые являются частью правовой системы, действуют на территории Российской Федерации, имеют приоритет над законами, именно такова формулировка Конституции. Можно обратиться к позициям Конституционного суда, который будет подтверждать именно такую трактовку 15-ой статьи. Нигде в Конституции вы не найдете положения, что нормы международного права имеют приоритет над российской правовой системой.

— А когда вы приводите слова Александра Бастрыкина о том, что прошли времена, когда нас можно поучать, вы что имеете в виду, нас кто и где поучает?

— Ровно то, что я сказал.

— Вы не слышите различного рода советы, введены те или иные правовые институты в Российскую Федерацию, чтобы у нас были механизмы, та же самая судебная система, то же самое расширение компетенции Суда присяжных, например.

— «Советы» и «нормы международного права» — это совершенно разные вещи, правильно?

— Совершенно разные вещи.

— То есть советы Российская Федерация имеет право или слушать, или не слушать, или критиковать их.

— Российская Федерация — суверенное государство, поэтому если Российская Федерация к тем или иным нормам международного права решает присоединиться, для этого есть соответствующая процедура, которую, в том числе, проходит парламент. И только став частью внутреннего законодательства, эти нормы международного права получают приоритет по отношению к нормам внутренних законов. Это то, что сказано в 15-ой статье Конституции.

— Это то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека?

— В частности, то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека, которую, кстати, Евросоюз не подписал до сих пор, именно как Евросоюз, потому что суд Европейского союза запретил им это делать, сказав, что он противоречит правовой системе Европейского союза. Есть такой парадокс, о котором у нас, почему-то, мало кто знает. Это произошло не далее как в декабре прошлого года.

— Но отдельные страны Европейского союза соблюдают конвенцию?

Ссылка на основную публикацию